Սեղմել Esc փակելու համար:
ПО ДЕЛУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВОПРОСА СООТВЕ...
Քարտային տվյալներ

Տեսակ
Գործում է
Ընդունող մարմին
Ընդունման ամսաթիվ
Համար

Ստորագրման ամսաթիվ
ՈՒժի մեջ մտնելու ամսաթիվ
ՈՒժը կորցնելու ամսաթիվ
Ընդունման վայր
Սկզբնաղբյուր

Ժամանակագրական տարբերակ Փոփոխություն կատարող ակտ

Որոնում:
Բովանդակություն

Հղում իրավական ակտի ընտրված դրույթին X
irtek_logo

ПО ДЕЛУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВОПРОСА СООТВЕТСТВИЯ СТАТЬИ 218 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РЕСП ...

 
 

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ

 

Гор. Ереван 18 апреля 2006 года

 

ПО ДЕЛУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВОПРОСА СООТВЕТСТВИЯ СТАТЬИ 218 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ, СТАТЕЙ 104, 106 И 108 ЗЕМЕЛЬНОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ, ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ НОМЕР 1151-Н "О МЕРОПРИЯТИЯХ ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПРОГРАММ ЗАСТРОЙКИ В АДМИНИСТРАТИВНОЙ ГРАНИЦЕ ОБЩИНЫ КЕНТРОН Г. ЕРЕВАНА", ПРИНЯТОГО 1 АВГУСТА 2002 ГОДА, СТАТЬЕ 31 КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ

 

Конституционный Суд Республики Армения в составе Председателя Конституционного Суда Г. Арутюняна, заместителя Председателя Конституционного Суда В. Оганесяна (докладчик), членов Конституционного Суда К. Балаяна, Г. Даниеляна, Ф. Тохяна, З. Гукасяна, Г. Назаряна, Р. Папаяна, В. Погосяна,

с участием:

заявителя — Защитника прав человека Республики Армения А. Арутюняна,

привлеченных в качестве ответчиков по делу — официального представителя Президента Республики Армения — помощника Президента Республики Армения Г. Мгеряна и официального представителя Правительства Республики Армения — Министра юстиции Республики Армения Д. Арутюняна,

согласно пункту 1 статьи 100 и пункту 8 статьи 101 Конституции Республики Армения, пункту 1 статьи 5 Закона Республики Армения "О Конституционном Суде",

рассмотрел в открытом заседании дело "Об определении вопроса соответствия статьи 218 Гражданского кодекса Республики Армения, статей 104, 106 и 108 Земельного кодекса Республики Армения, Постановления Правительства Республики Армения номер 1151-Н "О мероприятиях по осуществлению программ застройки в административной границе общины Кентрон г. Еревана", принятого 1 августа 2002 года, статье 31 Конституции Республики Армения".

Поводом к рассмотрению дела явилось заявление Защитника прав человека Республики Армения в Конституционный Суд.

Заслушав сообщение докладчика по делу — заместителя Председателя Конституционного Суда Республики Армения В. Оганесяна‚ объяснения Защитника прав человека Республики Армения А. Арутюняна, представителя Президента Республики Армения Г. Мгеряна и представителя Правительства Республики Армения Д. Арутюняна, изучив письменные заключения приглашенных в качестве специалистов Т. Барсегяна, А. Вагаршяна, Г. Товмасяна, исследовав Гражданский и Земельный кодексы Республики Армения, Постановление Правительства РА номер 1151-Н "О мероприятиях по осуществлению программ застройки в административной границе общины Кентрон г. Еревана" и иные документы, имеющиеся в деле, Конституционный Суд Республики Армения УСТАНОВИЛ:

 

1. Гражданский кодекс Республики Армения принят Национальным Собранием Республики Армения 5 мая 1998 года, подписан Президентом Республики 28 июля 1998 года и, согласно Закону РА "О введении в действие Гражданского кодекса РА", вступил в силу с 1 января 1999 года. Статья 218 Кодекса устанавливает:

"1. Земельный участок может быть изъят у собственника для государственных или муниципальных нужд путем возмещения его цены.

В зависимости от того, для чьих нужд изымается земельный участок, возмещение его цены осуществляется Республикой Армения или муниципалитетом.

2. Решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд принимается государственным органом.

Государственный орган, уполномоченный принимать решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд, а также порядок подготовки и принятия этого решения устанавливаются законом.

3. Решение государственного органа об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд подлежит регистрации в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на имущество.

4. Государственный орган, принявший решение об изъятии земельного участка, обязан письменно уведомить об этом собственника земельного участка".

 

2. Земельный кодекс Республики Армения принят Национальным Собранием Республики Армения 2 мая 2001 года, подписан Президентом Республики 4 июня 2001 года и вступил в силу 15 июня 2001 года.

Статья 104 Земельного кодекса устанавливает:

"1. Основанием принятия решений об изъятии у граждан и юридических лиц земельных участков для государственных и муниципальных нужд являются схемы зонирования и использования земель, генеральные планы поселений.

2. Если вследствие изъятия земельного участка или его части собственник земельного участка не может его использовать по прежнему целевому назначению или он меньше минимального размера, то земельный участок изымается полностью.

3. Плата за земельный участок, изымаемый для государственных и муниципальных нужд (покупная цена), сроки, условия его изъятия определяются по соглашению с собственником земельного участка, а при недостижении соглашения - в судебном порядке.

4. Органы территориального управления и местного самоуправления (в г. Ереване - мэр г. Еревана) могут объявить конкурс или аукцион по предоставлению земельных участков для застройки не раньше, чем будет утверждена и зарегистрирована в Едином государственном кадастре недвижимого имущества зона отчуждения изымаемых для государственных или муниципальных нужд земельного участка и иного недвижимого имущества, и не раньше, чем в установленном законом порядке будет изъято недвижимое имущество, находящееся в зоне отчуждения.

О зоне отчуждения изымаемых для государственных или муниципальных нужд земельных участков и иного недвижимого имущества должно быть объявлено не позднее чем за год до изъятия земельных участков.

5. Изъятие земельного участка до истечения одного года допускается только с согласия его собственника".

Статья 106 Земельного кодекса устанавливает:

"При возникновении государственных или муниципальных нужд права собственников, пользователей земельных участков ограничиваются в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, иными законами и нормативно-правовыми актами".

Статья 108 Земельного кодекса устанавливает:

"1. Земельные участки граждан и юридических лиц могут быть изъяты для государственных или муниципальных нужд в порядке, установленном Гражданским кодексом, с предварительным равноценным возмещением.

2. Изъятие земельных участков, принадлежащих муниципалитету на праве собственности, для государственных нужд осуществляется также в порядке, установленном пунктом 1 настоящей статьи.

3. Собственники земельных участков не позднее чем за год до изъятия земельного участка должны быть уведомлены об этом органом, принявшим решение об изъятии земельного участка. Изъятие земельного участка до истечения этого срока допускается только с согласия собственника, пользователя земельного участка.

4. Расходы, понесенные собственником, пользователем на застройку земельного участка и на неотделимые улучшения имущества при проведении других мероприятий после уведомления в установленном порядке об изъятии земельного участка, им не возмещаются."

 

3. Постановление Правительства РА номер 1151-Н принято 1 августа 2002 года и ратифицировано Президентом РА 14 августа 2002 года. Данное Постановление гласит: "В соответствии со статьями 218 Гражданского кодекса Республики Армения и 104 Земельного кодекса Республики Армения и с целью осуществления программ застройки в г. Ереване Правительство Республики Армения постановляет:

1. Утвердить зоны отчуждения недвижимого имущества (земельные участки, здания и строения), изымаемые для государственных нужд, в административной границе общины Кентрон г. Еревана, общей площадью 345000 квадратных метров, согласно приложениям NN 1 и 2.

2. Мэру г. Еревана:

а) в двухмесячный срок уточнить границы земельных участков, изымаемых для государственных нужд, и зарегистрировать их зоны отчуждения в территориальном подразделении государственного комитета кадастра недвижимого имущества при Правительстве Республики Армения;

б) в соответствии со статьей 218 Гражданского кодекса Республики Армения объявить в установленном порядке собственникам и пользователям недвижимого имущества, находящегося в зонах отчуждения, отмеченных в пункте 1 настоящего Постановления, о зоне отчуждения для государственных нужд и о сроках изъятия их недвижимого имущества, об источниках и порядке финансирования;

в) организовать и осуществить работы по оценке недвижимого имущества на территории зон отчуждения посредством соответствующих лицензированных организаций;

г) в установленном Постановлением Правительства Республики Армения от 14 мая 2001 года N 408 "Об утверждении порядка разработки, экспертизы, согласования, утверждения и изменения проектов зонирования территорий поселений" порядке обеспечить разработку и утверждение проектов зонирования указанных территорий для предоставления земельных участков с целью осуществления программ застройки;

д) обеспечить поэтапное осуществление программ застройки в течение 2003-2008 годов в соответствии с объемами привлеченных инвестиций."

 

i

4. Статья 31 Конституции РА устанавливает: "Каждый имеет право на владение, пользование, распоряжение своей собственностью и ее завещание по своему усмотрению. Осуществление права собственности не должно наносить вред окружающей среде, нарушать права и законные интересы иных лиц, общества и государства.

Никто не может быть лишен собственности, за исключением предусмотренных законом случаев - в судебном порядке.

Отчуждение собственности для нужд общества и государства может быть произведено только в исключительных случаях при наличии высших общественных интересов в установленном законом порядке с предварительной равноценной компенсацией.

Правом собственности на землю не пользуются иностранные граждане и лица без гражданства, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Интеллектуальная собственность охраняется законом".

 

i

5. Свое утверждение относительно антиконституционности опротестованных правовых норм сторона-заявитель обосновывает следующими обстоятельствами:

- из смысла части 3 статьи 31 Конституции следует, что решение о принудительном отчуждении собственности государственный орган может принять только в исключительных случаях и после того, как такая необходимость в отчуждении собственности обусловлена высшими общественными интересами.

- Ни в одном из оспариваемых правовых актов не раскрыты понятия формулировок " общественная и государственная нужда " и "в исключительных случаях при наличии высшего общественного интереса", так как только они могли лежать в основе ограничения права собственности. Одновременно они не соответствуют требованию правовой определенности. Правовая определенность отсутствует также в том значении, что статья 218 Гражданского кодекса РА, а также статьи 104, 106 и 108 Земельного кодекса РА не устанавливают достаточно четко оформленную процедуру изъятия земельного участка для "государственных нужд".

- Не существует конкретного закона относительно недвижимого имущества, в котором были бы установлены исключительная важность и значение отчуждения и было бы указано, для удовлетворения каких именно нужд общества и государства будет направлено отчуждаемое недвижимое имущество. Оспариваемое Постановление Правительства в целом не дает представления, о каких "государственных нуждах" идет речь и не содержит обоснования, какая именно причинная связь существует между "государственными нуждами" и коммерческой деятельностью, осуществляемой на отчуждаемом земельном участке со стороны целого ряда коммерческих организаций.

- По мнению стороны-заявителя, должен был быть отдельный закон, который урегулировал бы эти вопросы, являющиеся предметом публичного права. Эта роль предоставлена оспариваемым статьям указанных кодексов. Однако они не могут явиться основанием для подзаконного акта, потому что не устанавливают правовой режим, связанный с исключительными случаями отчуждения собственности для высших общественных интересов, как гарантия защиты прав человека.

 

i

6. Привлеченный в качестве ответчика по делу официальный представитель Президента Республики Армения Г. Мгерян представил свое возражение относительно антиконституционности оспариваемых правовых актов на основании содержательного анализа каждого из их положений в отдельности. По его мнению, каждый из них, отдельно взятый, не противоречит Конституции РА.

Привлеченный в качестве ответчика по делу официальный представитель Правительства Республики Армения Д. Арутюнян обосновал свое возражение относительно антиконституционности оспариваемых правовых актов следующими мотивациями:

- часть 3 статьи 31 Конституции РА не предусматривает того, что Закон должен содержать обоснования случаев "исключительных высших общественных интересов".

- Статья 83.5 Конституции РА, в отличие от действующей в предыдущей редакции Конституции РА, установила те правоотношения, которые должны быть урегулированы исключительно законом, и данная статья никоим образом не устанавливает, что обоснование "исключительных высших общественных интересов" должно определяться законом.

- Согласно законодательству РА вынести решение относительно наличия "высших общественных интересов" может как Национальное Собрание РА, так и Правительство РА. Законодательство Республики не запрещает вынесения подобного решения Правительством, а высший общественный интерес лежит в основе генерального плана местности.

- Гарантия, что на основании пункта 3 статьи 31 Конституции РА права людей в случае отчуждения собственности не будут нарушены - это судебная защита их прав, которую могут осуществить как в судах общей юрисдикции, так и в Конституционном Суде РА.

- Представители сторон-ответчиков утверждали, что статьи 218 Гражданского кодекса РА и 104, 106 и 108 Земельного кодекса РА - это те правовые основы, которые имеет в виду третий абзац статьи 31 Конституции РА, когда указывает, что отчуждение собственности должно осуществляться "в установленном законом порядке".

 

i

7. 27 февраля 1998 года Конституционный Суд Республики Армения, рассмотрев дело "О соответствии частей второй, третьей, четвертой и пятой статьи 22 Закона Республики Армения "О недвижимом имуществе", принятого Национальным Собранием 27 декабря 1995 года, статье 8 и части второй статьи 28 Конституции Республики Армения", в частности, постановил:

- собственность лица может быть отчуждена на основаниях, предусмотренных частью второй статьи 28 Конституции Республики Армения, а в случае отсутствия его согласия право собственности может быть прекращено государством только путем принятия закона о конкретном недвижимом имуществе, в котором будут обоснованы исключительная важность и значение отчуждения и указано, на удовлетворение каких нужд общества и государства будет направлена отчуждаемая недвижимость;

- часть пятая статьи 22 Закона Республики Армения "О недвижимом имуществе", которая гласит: "Процедура отчуждения недвижимого имущества для нужд общества и государства устанавливается Правительством Республики Армения, исходя из положений настоящей статьи", не соответствует статьям 8 и 28 Конституции Республики Армения. Правительство Республики Армения не может установить такую процедуру отчуждения недвижимого имущества для нужд общества и государства, которая уполномочит его правом отчуждения подобного недвижимого имущества.

После Постановления Конституционного Суда от 27.02.1998 года в соответствующие статьи Закона Республики Армения "О недвижимом имуществе" изменений и дополнений не было внесено. Этот Закон потерял силу с 1 января 1999 года, согласно Закону РА "О введении в действие Гражданского кодекса Республики Армения".

По результатам референдума 27-го ноября 2005 года часть первая статьи 8 Конституции РА, согласно которой в Республике Армения признается и защищается право на собственность, осталась неизменной, а положения статьи 28 предыдущего текста в новой редакции были закреплены в статье 31 Конституции.

 

i

8. Статья 55 Закона Республики Армения "О Конституционном Суде" требует, чтобы при определении вопроса конституционности законов и других нормативно-правовых актов Конституционный Суд, в числе других обстоятельств, принимал во внимание необходимость защиты, свободной реализации прав и свобод человека и гражданина, закрепленные Конституцией, пределы и основания их допустимого ограничения, необходимость обеспечения непосредственного действия Конституции.

Согласно части 1 статьи 31 Конституции каждый имеет право на владение, пользование, распоряжение своей собственностью и ее завещание по своему усмотрению. Статья 43 Конституции не рассматривает право собственности как право, ограничиваемое основаниями данной статьи. Налицо тот особый случай ограничения прав, когда Конституция определяет критерий и границы ограничения данного права, не относя это даже к компетенции законодателя. Это может, во-первых, осуществиться в случаях, предусмотренных законом, исключительно путем лишения собственности в судебном порядке как принудительное действие, вытекающее из ответственности. Во-вторых, путем "отчуждения собственности", которое существенно отличается от "лишения собственности", является совершенно другим институтом и должно осуществляться по основаниям части 3 статьи 31 Конституции.

Из конституционно-правового содержания части 3 статьи 31 Конституции следует, что:

- Конституция предусматривает возможность ограничения права собственности собственника и принудительного отчуждения собственности;

- последнее может осуществляться с единственной целью, когда налицо нужда общества и государства, которая должна быть конкретной и четко выраженной в отношении определенной собственности и которую государство обязано учитывать и удовлетворять при осуществлении своих функций;

- однако ни каждая нужда общества и государства может явиться основой для отчуждения собственности, эти нужды должны быть исключительными -обусловленными высшими общественными интересами;

- порядок отчуждения собственности должен быть установлен законом (подобное формулирование нашло место в результате конституционных изменений 27 ноября 2005 года, причем то, какой орган вправе в каждом конкретном случае в установленном законом порядке принимать решение о принудительном отчуждении собственности, оставляет на усмотрение законодателя);

- в случае отчуждения собственности должна быть гарантирована предварительная компенсация;

- эта компенсация должна быть равноценной.

Закрепление в этих конституционных требованиях исключительных высших общественных нужд, с одной стороны, является гарантией защиты права собственности, так как в иных случаях отчуждение собственности будет антиконституционным, а с другой стороны, ограничивает возможность использования государством отчуждаемой собственности в иных целях.

Государство обязано посредством закона установить порядок принудительного отчуждения собственности для нужд общества и государства, что должно обеспечить право собственника предварительно узнать, почему проявляется принудительное вмешательство в его право собственности и для каких конкретных нужд отчуждается собственность. Во всех случаях вмешательство в право беспрепятственного пользования его имуществом предполагает справедливое равновесие между высшими нуждами общества и необходимостью обеспечения основных прав человека.

Конституционный Суд находит, что если имеет место принудительное отчуждение собственности для общественных нужд без четкого законодательного установления, и практически не принимаются во внимание конституционные требования относительно ограничений отчуждения, то это будет непропорциональное вмешательство в право собственности.

 

i

9. Статья 3 Конституции РА содержит три важных положения, характеризующих основные ценности правового государства:

- человек, его достоинство, основные права и свободы являются высшей ценностью.

- Государство обеспечивает защиту основных прав и свобод человека и гражданина в соответствии с принципами и нормами международного права.

- Государство ограничено основными правами и свободами человека и гражданина, являющимися непосредственно действующим правом.

Эти положения во взаимосвязи гарантируют верховенство права и четко характеризуют место и роль прав человека, в том числе право собственности, в конституционно-правовых отношениях.

Одновременно статья 6 Конституции устанавливает, что нормативно-правовые акты принимаются на основе Конституции и законов и с целью обеспечения их осуществления. А пункты 1 и 2 статьи 83.5 Конституции предусматривают, что и условия, и порядок осуществления и защиты прав физических и юридических лиц, а также ограничения их прав и свобод устанавливаются исключительно законами Республики Армения.

Конституция Республики Армения закрепила еще одну важную норму: "Ограничения основных прав и свобод человека и гражданина не могут превышать пределы, установленные международными обязательствами Республики Армения" (статья 43). В этой связи достойно внимания то положение статьи 1 Протокола N1 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, согласно которому "любое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен его имущества, за исключением тех случаев, когда это совершается в интересах общества и на тех условиях, которые предусмотрены законом и общими принципами международного права".

Конституционный Суд, учитывая требования конституционных норм-принципов относительно прав человека, указанные конституционные и международные правовые подходы по вопросам защиты права собственности и принудительного отчуждения собственности для общественных нужд и имея в виду новые правовые требования, сформировавшиеся в результате конституционных изменений, находит, что Правительство своими постановлениями не может устанавливать порядок отчуждения собственности для нужд государства, который непосредственно соотносится с проблемой ограничения права собственности и должен служить гарантией обеспечения равновесия общественного интереса и права собственности личности.

Из положений части 3 статьи 31 Конституции вытекает, что Конституция в данном контексте правоотношений признает основанием для принудительного отчуждения собственности "нужды общества и государства", а гарантиями защиты права собственности собственника отчуждаемого имущества считает отчуждение "только в исключительных случаях при наличии высших общественных интересов", отчуждение "в установленном законом порядке", отчуждение "с предварительной равноценной компенсацией отчуждаемого имущества".

Конституция непосредственно выдвигает требование, чтобы порядок отчуждения собственности для нужд общества и государства устанавливался законом. Причем этот порядок не может игнорировать все те гарантии защиты права собственности, которые предусмотрены в статье 31.

Системный анализ правовых актов Республики Армения свидетельствует, что эта проблема пока еще не решена четко и должным образом.

Конституционный Суд находит, что Республика Армения, исходя из требований статей 3, 5, 8, 31, 43, 83.5 Конституции, должна четко установить законом правовой режим отчуждения собственности для нужд общества и государства. В ряде стран Центральной и Восточной Европы это осуществляется специальным законом об отчуждении собственности для нужд общества и государства, которым устанавливаются основные принципы отчуждения собственности, общие условия, правомерность принудительного отчуждения, гарантии защиты прав, порядок организации и осуществления процесса и т.д. Принятие подобного закона в нашей стране будет созвучно логике последних конституционных развитий РА и явится важной предпосылкой защиты прав собственности.

 

i

10. Законодательное урегулирование отчуждения собственности для нужд общества и государства должно в обязательном порядке иметь в основе то исходное положение, что право собственности относительно данного имущества может быть ограничено или прекращено только в случаях, предусмотренных статьей 31 Конституции, гарантируя выполнение следующих конституционных требований:

а) требования обоснования наличия общественных и государственных нужд,

б) требования наличия исключительного высшего общественного интереса и его обоснования,

в) требования обеспечения справедливого равновесия между общественными и государственными нуждами, обусловленными высшим общественным интересом и требованиями защиты права собственности личности. Это требование предполагает также должное и обоснованное информирование личности относительно вмешательства в его право собственности и в контексте сопоставления разных интересов возможность эффективной судебной защиты его прав.

Закон должен установить порядок отчуждения собственности для нужд общества и государства, конкретизируя:

а) государственный орган, принимающий решение об отчуждении,

б) порядок обеспечения предварительной равноценной (в натуре или/и денежной) компенсации взамен отчуждаемой собственности,

в) порядок отчуждения имущества в случае разногласий при опротестовании решения об отчуждении имущества, а также по поводу возмещения стоимости, сроков, дачи другой равноценной компенсации и других условий, связанных с ними,

г) права, обязанности, ограничения права собственника отчуждаемого имущества,

д) порядок возникновения юридического оформления и нового права собственности после принудительного отчуждения,

е) особенности отчуждения различных объектов собственности для правомерной цели и др.

Если собственность отчуждается для нужд общества, независимо от того, какому субъекту (государство, община, физическое или юридическое лицо) в последующем в установленном законом порядке переходит имущество, закон должен установить такое регулирование, которое будет гарантировать использование данного имущества для тех нужд общества, в обоснование которых произошло отчуждение.

Закон одновременно должен предусмотреть, что между собственником и государством (в лице его уполномоченного органа) заключается договор об отчуждении собственности для нужд общества и государства, обусловленный высшим общественным интересом, и о равноценной компенсации, в котором четко должны быть изложены двусторонние обязанности, вытекающие из вышеупомянутых требований, а также то условие, что компенсация, выданная по подобному договору, не может рассматриваться как доход, подлежащий налогообложению.

Любой нормативно-правовой акт, относящийся к отчуждению собственности для нужд общества и государства, не может обойти конституционные требования (в частности, статьи 3, 5, 8, 31, 43, 83.5) и игнорировать положение статьи 31 Конституции о том, что вопрос о принудительном отчуждении собственности может ставиться только в случае общественной и государственной нужды, проявившейся на основании наличия исключительных высших общественных интересов. Другой подход будет противоречить самой сути права собственности.

 

i

11. Сравнительный анализ норм Конституции РА, как отмечалось, свидетельствует, что принудительное отчуждение собственности возможно только в одном случае, когда есть обусловленная исключительными высшими общественными интересами общественная и государственная нужда. Это положение в действующем законодательстве РА не нашло своей равноценной реализации. Более того, в актах, являющихся предметом спора по данному делу, и в ряде других правовых актах оно представлено положением "изъятие имущества (земельного участка) для нужд (нужды) государства или муниципалитета". В контексте правоотношений принудительного отчуждения собственности даже из грамматического толкования положений "нужда общества и государства" и "нужда государства или муниципалитета" и из правил применения союзов "и" и "или", установленных пунктом 10 статьи 45 Закона РА "О правовых актах", следует, что во втором случае союзом "или" связаны два равносильных, но независящих друг от друга понятия предложения, которые предполагают две независимые, оторванные друг от друга предпосылки отчуждения недвижимости, когда "для применения этой нормы, из перечисленных условий, достаточно, по крайней мере, наличие одного". В этой связи, исходя из разницы содержательного охвата понятий "общество" и "муниципалитет", эти два положения полностью идентичными или равносильными считаться не могут.

Кроме того, для конституционно-правового толкования этих положений их необходимо представить в целостности их правового содержания. "Отчуждение собственности для нужд общества и государства" - содержание конституционного положения. В действующих законах и постановлениях правительства оно представлено положением "изъять земельный участок (имущество) для нужд государства или муниципалитета (муниципалитетов)".

Правовое содержание конституционного положения является четким, и речь идет о принудительном отчуждении собственности для правомерных целей. Понятие "отчуждение собственности", в свою очередь, исходя из контекста данного конституционного положения, предполагает предусмотренное Конституцией ограничение или прекращение права собственности для той же правомерной цели в отношении конкретного объекта, при условии, что взамен этого объекта лицу предварительно предоставляется другое равноценное имущество или компенсация, что и гарантирует продолжаемость обеспечения права собственности.

Фактически, указанное положение статьи 31 Конституции становится одним целым с другими положениями той же статьи в контексте органической взаимосвязанности. По своему характеру это не только особенный институт ограничения права, но и неизбежно означает, что есть необходимость сопоставления правомочной цели и права собственности. В результате подобного сопоставления право в отношении какого-либо конкретного объекта собственности на основаниях, предусмотренных Конституцией, может быть ограничено или прекращено, если это служит удовлетворению исключительного высшего общественного интереса.

Очевидно, что закон, как было указано, должен установить, как определить общественную или государственную нужду, чем обосновывается, что удовлетворение нужды равноценной компенсацией продиктовано исключительным высшим общественным интересом, в каком порядке уведомить носителя права собственности об этом обосновании, как последний в рамках своих прав, предусмотренных статьями 18 и 19 Конституции, может в судебном порядке опротестовать представленное обоснование, когда находит, что вмешательство в право беспрепятственного пользования его имуществом не обеспечивает "справедливого равновесия" между интересами общества и необходимостью защиты основных прав человека.

Данный закон также должен соответствовать той правовой позиции, выраженной в ряде постановлений Европейского суда по правам человека, согласно которой какая-либо правовая норма не может считаться "законом", если она не соответствует принципу правовой определенности (res judicata), т.е. не оформлена с достаточной степенью четкости, которая позволила бы гражданину совместить с ней свое поведение.

Положение, закрепленное в действующих законах и в постановлениях Правительства, в своем содержательном охвате, обусловленном правоприменительной, в том числе судебнойпрактикой, не созвучно конституционным подходам права собственности и скорее свидетельствует об инерции правового мышления. Замена понятия "отчуждение собственности" выражением "изъять", которое не имеет конституционно-правового содержания, напоминает просторечие, скорее бюрократизм, является не только недобросовестным подходом в отношении обеспечения единого применения конституционных понятий, но и искажает содержание института купли имущества. Последний, в условиях равноправия субъектов правоотношений и самостоятельного проявления воли, однозначно может выступить как предмет гражданско-правовых отношений. Однако таковыми не могут считаться те отношения, в которых имеются имущественные отношения одной стороны, основанные на административном или ином властном подчинении другой стороне.

Конституционный Суд находит, что в правовой системе РА со стороны законодательных или исполнительных властей не были созданы необходимые и достаточные нормативные правовые предпосылки для осуществления требований части 3 статьи 31 Конституции РА с точки зрения того правового содержания и значения, которое поставлено в основе конституционной нормы. Государство или муниципалитет могут на основе свободного волеизъявления сторон для удовлетворения своих нужд в пределах гражданско-правовых отношений купить необходимое имущество. Однако, когда вопрос касается отчуждения собственности для нужд общества и государства, тогда в основу любого правового акта и равноценного действия необходимо ставить требование статьи 31 Конституции и иметь в виду, что конституционные права человека являются высшей ценностью и непосредственно действующим правом.

 

i

12. Конституционный Суд констатирует, что в международной практике основанием для отчуждения собственности являются такие государственные и общественные нужды, как строительство дорог, железнодорожных путей, трубопроводов, аэропортов, других инфраструктур, имеющих разнообразное общественное значение, объектов оборонного значения,осуществление программ социально-экономического развития страны, защиты историко-культурных памятников, по застройке поселений и других различных программ общественной и государственной важности. Однако при всех обстоятельствах правовой задачей является то, что в каждом конкретном случае в установленном законом порядке должно обосновываться то, что программа является таковой и об этом своевременно и надлежащим образом должны уведомляться заинтересованные лица, получая возможность эффективной защиты своих прав.

Кроме того, в международной конституционной практике в контексте правоотношений, являющихся предметом рассмотрения, не применяется понятие "высший общественный интерес". Как в Конституции РА, так и в конституциях некоторых иных стран акцентируется также обстоятельство исключительных случаев. Выражение "исключительный" в современном армянском языке объясняется как "чрезвычайный, необычный, составляющий исключение". Слово "высший" объясняется как "стоящий выше всех, верховный, предпочтительный". В теории права понятие верховенство, в частности, употребляется по отношению к конституции, праву, закону. Конституционное положение "исключительный высший общественный интерес" не является абстракцией без правового конкретного содержания, и оно не может быть игнорировано отраслевыми институтами права. Наличие подобного положения в части 3 статьи 31 Конституции свидетельствует, что общественные интересы в сравнении могут быть представлены как "высшие общественные интересы" или "невысшие общественные интересы". Исключительными являются случаи, когда есть высший общественный интерес. В свою очередь, имеющими характер высших могут считаться те общественные интересы, которые в данном случае, в сравнении с другими общественными интересами, наделены определенными качествами приоритета. Эти качества в отношении конкретных общественных и государственных нужд должны уточняться и обосновываться со стороны органа государственной власти, представляющего данные интересы, в соответствии с установленными законом критериями и принципами.

 

i

13. Конституционно-правовой анализ статьи 218 Гражданского кодекса РА, вместе с его правовым содержанием, обусловленным правоприменительной практикой, свидетельствует:

а) само заглавие статьи "Изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд" свидетельствует, что защита права собственности не считалась задачей этой статьи в соответствии с требованиями принудительного отчуждения собственности, поэтому она не могла быть гарантией законодательного обеспечения применения части 3 статьи 31 Конституции, какая роль была предоставлена ей Земельным кодексом, подзаконными актами и правоприменительной, в том числе судебной практикой;

б) конкретные формулировки отдельных пунктов статьи, с точки зрения буквального смысла, свидетельствуют, что они также относятся к гражданско-правовым отношениям по совершению сделки купли, которые непосредственно не соприкасаются с правовым содержанием статьи 31 Конституции и не ставят вопроса конституционности;

в) однако, когда оцениваем статью 218 Гражданского кодекса в сопоставлении со статьями 219-221 того же Кодекса и статьями 104, 106, 108 Земельного кодекса, а также учитываем судебную практику и то обстоятельство, что Правительство Республики Армения правовой основой своих постановлений по данному вопросу, в основном, считало статьи 218 Гражданского кодекса и 104 Земельного кодекса, становится очевидным, что налицо не только гражданско-правовые отношения купли имущества.

Статья 218 Гражданского кодекса, вместе с данным ей правоприменительной практикой правовым содержанием, не обеспечивает полноценного применения конституционных гарантий защиты права собственности и при принудительном отчуждении собственности не гарантирует равноценно критериям правового государства справедливого равновесия между интересами и правом собственности лица и общественными интересами. Положения данной статьи могут быть применены на добровольных началах для регулирования гражданско-правовых отношений купли-продажи имущества, но в такой форме и с подобным содержанием не применимы в случаях принудительного отчуждения собственности.

 

14. Статья 104 Земельного кодекса РА озаглавлена "Изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд". Здесь практически воспроизведено заглавие статьи 218 Гражданского кодекса. Однако основной особенностью правового содержания статьи 104 Земельного кодекса является то, что в ней четко говорится о принудительном прекращении права собственности в отношении земли, приняв за основу наличие схем зонирования и использования земель и генеральных планов поселений.

Наличие подобных схем или планов может стать основой для возникновения общественной или государственной нужды. Однако одной лишь ссылки на них еще недостаточно для аргументации наличия исключительного высшего общественного интереса, если в установленном законом порядке они не были признаны общественными и государственными нуждами, обусловленными высшими общественными интересами.

Установленные статьей 104 Земельного кодекса РА положения, закрепляющие порядок отчуждения земель для государственных и муниципальных нужд, в сопоставлении со статьями 106, 108 того же Кодекса, статьями 218-221 Гражданского кодекса РА не обеспечивают реализацию конституционных гарантий защиты права собственности, вытекающих из обоснования "исключительных высших общественных интересов".

 

i

15. Статья 106 Земельного кодекса устанавливает: "При возникновении государственных или муниципальных нужд права собственников, пользователей земельных участков ограничиваются в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, иными законами и нормативно-правовыми актами".

Законодатель, закрепляя подобное законодательное положение, не обратил достаточного внимания на два важных обстоятельства:

а) Конституция дала однозначный ответ в части 3 статьи 31 относительно определения ограничения права собственности для нужд общества и государства и случаев отчуждения собственности. Кроме данных основ, ни в каком ином случае и никто не может ограничить право собственности и принудительно отчуждать собственность (это не относиться к возможности временного ограничения права в условиях военного или чрезвычайного положения),

б) настоящая статья считает возможным также ограничение права собственности в случаях и порядке, установленных не только законами, но и иными нормативно-правовыми актами, ставя знак равенства в данном правоотношении между законами и иными нормативно-правовыми актами. Понятия "настоящим кодексом", "иными законами" и "нормативно-правовыми актами" в этом предложении выступают как равноправные члены (обстоятельства средства), и понятие "в установленных случаях и порядке" (косвенное дополнение ограничения) в равной степени относится к кодексу, иным законам и нормативно-правовым актам. Подобный подход не созвучен требованиям статей 31, 43 и 83.5 (1 и 2 пункты) Конституции.

 

i

16. Статья 108 Земельного кодекса озаглавлена "Гарантии прав собственников, пользователей на земельные участки при их изъятии для государственных или муниципальных нужд". За этим заглавием следует первый пункт, который гласит: "Земельные участки граждан и юридических лиц могут быть изъяты для государственных или муниципальных нужд в порядке, установленном Гражданским кодексом, с предварительным равноценным возмещением". А какой порядок установил Гражданский кодекс, уже было представлено. Заглавие статьи и полное содержание не равноценны. В данной статье законодатель должен был четко различить конституционные понятия "лишить собственности" и "отчуждение собственности". Комплексный анализ всех положений статьи свидетельствует, что они не обеспечивают тех гарантий защиты прав во время отчуждения собственности, которые четко закреплены в статьях 3, 31 и 43 Конституции РА.

 

17. По своему содержанию Постановление Правительства РА, являющиеся предметом рассмотрения, представляет собой декларацию целей для осуществления определенных действий. Задача не в оценке характера и правового содержания этих целей. Вопрос в том, по каким правовым основаниям было принято это Постановление? В преамбуле к Постановлению говорится: "В соответствии со статьями 218 Гражданского кодекса Республики Армения и 104 Земельного Кодекса Республики Армения и с целью осуществления программ застройки в г. Ереване Правительство Республики Армения постановляет ...". Других обоснований нет. Постановление Правительства Республики Армения ссылается на такие законодательные положения, которые не могут явиться достаточным основанием для принудительного отчуждения собственности. Важно также то обстоятельство, что в пункте 2 статьи 218 Гражданского кодекса Республики Армения устанавливается, что "государственный орган, уполномоченный принимать решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд, а также порядок подготовки и принятия этого решения устанавливаются законом". Наличие подобного положения в Кодексе свидетельствует о необходимости регулирования этих вопросов на уровне закона. А это необходимо для обеспечения законодательных гарантий защиты права собственности. Однако рассмотрение дела свидетельствовало, что в системе правовых актов РА подобный закон еще не принят.

Исходя из результатов рассмотрения дела и руководствуясь пунктом 1 статьи 100, статьей 102 Конституции Республики Армения, пунктом 1 статьи 5, статьями 55, 67 и 68 Закона Республики Армения "О Конституционном Суде", Конституционный Суд Республики Армения ПОСТАНОВИЛ:

 

i

1. Статья 218 Гражданского кодекса РА в отношении регламентации правоотношений принудительного отчуждения собственности для нужд общества и государства не соответствует требованиям статей 3, 8 (часть1), 31 (часть 3), 43 Конституции РА.

i

2. а) Статья 104 Земельного кодекса Республики Армения в отношении регламентации правоотношений принудительного отчуждения собственности для нужд общества и государства не соответствует требованиям статей 8 (часть 1), 31 (часть 3), 43 Конституции РА,

б) статья 106 Земельного кодекса РА не соответствует требованиям статей 31 (часть 3), 43 и 83.5 (пункты 1 и 2) Конституции РА,

в) статья 108 Земельного кодекса Республики Армения не соответствует требованиям статей 3, 31 (часть 3) и 43 Конституции РА.

i

3. Постановление Правительства Республики Армения от 1 августа 2002 года номер 1151-Н "О мероприятиях по осуществлению программ застройки в административной границе общины Кентрон г. Еревана", имея в основе положения статей 218 Гражданского кодекса РА и 104 Земельного кодекса РА, в отношении подзаконногорегулирования правоотношений принудительного отчуждения собственности для нужд общества и государства не соответствует требованиям статей 3, 8 (часть 1), 31 (часть 3), 43, 83.5 (пункты 1 и 2), 85 (часть 2) Конституции РА.

i

4. Руководствуясь положениями части 3 статьи 102 Конституции РА и учитывая, что Национальное Собрание РА и Правительство РА обязаны в самые сжатые сроки привести в соответствие с требованиями Конституции РА и Постановления Конституционного Суда многочисленные правовые акты, связанные с проблемой предмета рассмотрения, и законом четко регламентировать правовой режим отчуждения собственности для нужд общества и государства, обусловленных исключительными высшими общественными интересами, установить окончательный срок утраты силы правовых норм, признанных не соответствующими Конституции Республики Армения в настоящем Постановлении, момент вступления в силу на основании закона подобного правового режима, но не позднее чем 1 октября 2006 года.

i

5. Согласно части второй статьи 102 Конституции Республики Армения настоящее Постановление является окончательным и вступает в силу с момента провозглашения.

 

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ Г. АРУТЮНЯН

 

18 апреля 2006 года

ПКС-630

 

 

pin
ՀՀ Սահմանադրական դատարան
18.04.2006
N ПКС-630
Որոշում