Սեղմել Esc փակելու համար:
ПО ДЕЛУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВОПРОСА СООТВЕ...
Քարտային տվյալներ

Տեսակ
Գործում է
Ընդունող մարմին
Ընդունման ամսաթիվ
Համար

Ստորագրման ամսաթիվ
ՈՒժի մեջ մտնելու ամսաթիվ
ՈՒժը կորցնելու ամսաթիվ
Ընդունման վայր
Սկզբնաղբյուր

Ժամանակագրական տարբերակ Փոփոխություն կատարող ակտ

Որոնում:
Բովանդակություն

Հղում իրավական ակտի ընտրված դրույթին X
irtek_logo

ПО ДЕЛУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВОПРОСА СООТВЕТСТВИЯ ПУНКТА 1 ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 223, ЧАСТИ 2 ...

 

 

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ

 

Гор. Ереван 8 октября  2008 года

 

ПО ДЕЛУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВОПРОСА СООТВЕТСТВИЯ ПУНКТА 1 ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 223, ЧАСТИ 2 СТАТЬИ 231, ПУНКТОВ 3-6 ЧАСТИ 1, ЧАСТЕЙ 2 И 4 СТАТЬИ 233 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РА, СТАТЬИ 29.1. ЗАКОНА РА “ОБ АДВОКАТУРЕ”, ПУНКТА 1 И ПУНКТА 3 (В РЕДАКЦИИ ОТ 28.11.2007г. - ПУНКТА 1 ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 404) ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 404 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РА И ПУНКТА 6 СТАТЬИ 13 СУДЕБНОГО КОДЕКСА РА КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ НА ОСНОВАНИИ ЗАЯВЛЕНИЙ ГРАЖДАН ОГАНЕСА РУШАНЯНА, ГЕВОРГА ГЕЗАЛЯНА, ХАЧАТУРА ШАГИНЯНА, РУБЕНА МАНУКЯНА, ГРАЧА ВАРДАНЯНА, МИКАЕЛА, МАРИЕТТЫ И МАДЛЕНЫ БАБАЛЯНОВ, АКОПА РАФЯНА, АЙКА МИКАЕЛЯНА И САМВЕЛА МИКАЕЛЯНА

 

Конституционный Суд Республики Армения в составе Г. Арутюняна (председательствующий), К. Балаяна, Г. Даниеляна, Ф. Тохяна, В. Оганесяна, (докладчик), З. Гукасяна, Г. Назаряна (докладчик), В. Погосяна,

 с участием заявителей О. Рушаняна, Г. Гезаляна, Х. Шагиняна, Г. Варданяна, А. Рафяна, а также представителя заявителей Микаела, Мариетты и Мадлены Бабалянов Р. Тер-Варданян,

 привлеченного в качестве стороны-ответчика официального представителя Национального Собрания РА - Начальника Управления по анализу законодательства Аппарата Национального Собрания РА А. Хачатряна

i

 согласно пункту 1 статьи 100 и пункту 6 статьи 101 Конституции РА, статьям 25, 38 и 69 Закона Республики Армения “О Конституционном Суде”

 рассмотрел в открытом судебном заседании по устной процедуре дело “Об определении вопроса соответствия пункта 1 части 1 статьи 223, части 2 статьи 231, пунктов 3-6 части 1, частей 2 и 4 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА, статьи 29.1. Закона РА “Об адвокатуре”, пункта 1 и пункта 3 (в редакции от 28.11.2007г. - пункта 1 части 1 статьи 404) части 1 статьи 404 Уголовно-процессуального кодекса РА и пункта 6 статьи 13 Судебного кодекса РА Конституции Республики Армения на основании заявлений граждан Оганеса Рушаняна, Геворга Гезаляна, Хачатура Шагиняна, Рубена Манукяна, Грача Варданяна, Микаела, Мариетты и Мадлены Бабалянов, Акопа Рафяна, Айка Микаеляна и Самвела Микаеляна”.

 Поводом к рассмотрению дела явились заявления вышеупомянутых граждан в Конституционный Суд, на основании которых, руководствуясь статьей 39 Закона РА “О Конституционном Суде”, дела до начала рассмотрения были соединены для рассмотрения в одном заседании Суда.

 Заслушав сообщение докладчиков по делу, объяснения представителей стороны-заявителя и стороны-ответчика, изучив Гражданский процессуальный кодекс РА, Уголовно-процессуальный кодекс РА, Судебный кодекс РА, Закон РА “Об адвокатуре” и иные имеющиеся в деле документы, Конституционный Суд Республики Армения УСТАНОВИЛ:

 

1. Гражданский процессуальный кодекс РА принят Национальным Собранием РА 17 июня 1998 года, подписан Президентом Республики Армения 7 августа 1998 года и вступил в силу с 1 января 1999 года.

 Уголовно-процессуальный кодекс Республики Армения принят Национальным Собранием РА 1 июля 1998 года, подписан Президентом Республики Армения 1 сентября 1998 года и вступил в силу с 12 января 1999 года.

 Судебный кодекс РА принят Национальным Собранием РА 21 февраля 2007 года, подписан Президентом Республики Армения 7 апреля 2007 года и в соответствии со статьей 1 Закона РА “О введении в действие Судебного кодекса Республики Армения” вступил в силу 18 мая 2007 года.

Закон РА “Об адвокатуре” принят Национальным Собранием РА 14 декабря 2004 года, подписан Президентом Республики Армения 13 января 2005 года и вступил в силу 22 января 2005 года.

Гражданский процессуальный кодекс РА и Уголовно-процессуальный кодекс РА призваны регулировать порядок судопроизводства по гражданским и уголовным делам в судах РА и гарантировать предусмотренную Конституцией, законами и иными правовыми актами РА судебную защиту прав, свобод и законных интересов лиц.

 

2. Статья 223 Гражданского процессуального кодекса РА устанавливает:

“Статья 223. Лица, имеющие право принесения кассационной жалобы

1. Право на обжалование в Кассационном Суде вступившего в законную силу судебного акта нижестоящего суда, разрешающего дело по существу, имеют:

 1) лица, участвующие в деле, посредством аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов;

 2) Генеральный прокурор и его заместители в предусмотренных законом случаях.

2. Право на обжалование промежуточных судебных актов Апелляционного суда и решений Апелляционного суда, принятых по промежуточным судебным актам, обжалованным в Апелляционном суде, имеют лица, участвующие в деле”.

i

 Заявитель Г. Гезалян находит, что положение пункта 1 части 1 вышеупомянутой статьи Кодекса в части аккредитованных адвокатов не соответствует статьям 14.1. и 18 Конституции РА.

Часть 2 статьи 231 Гражданского процессуального кодекса РА устанавливает:

“Статья 231. Содержание кассационной жалобы

2. Кассационная жалоба подписывается аккредитованным адвокатом, Генеральным прокурором или его заместителем. Аккредитованный адвокат прилагает к жалобе простую письменную доверенность”.

i

 Заявитель Г. Гезалян находит, что положение части 2 вышеупомянутой статьи 231 в части аккредитованных адвокатов не соответствует статьям 14.1. и 18 Конституции РА. Указанное положение было также оспорено заявителем Х. Шагиняном, который находит, что оно не соответствует статьям 3, 5, 6, 18, 19, 35, 39, пунктам 1 и 2 статьи 48, статьям 91 и 92 Конституции РА. По обоснованиям подобного характера конституционность части 2 статьи 231 оспорили также заявители А. Микаелян и С. Микаелян.

Статья 233 Гражданского процессуального кодекса РА устанавливает:

“Статья 233. Возвращение кассационной жалобы

1. Кассационная жалоба возвращается, если:

1) кассационная жалоба не соответствует требованиям статьи 231 и пункта 1 статьи 234 настоящего Кодекса;

2) жалоба принесена лицом, права которого не нарушены, или;

3) кассационная жалоба представлена лицом, не имеющим право представлять кассационную жалобу;

4) кассационная жалоба представлена позднее предусмотренного законом или установленного Кассационным Судом срока, и отсутствует ходатайство о его восстановлении либо подобное ходатайство было отклонено;

5) обжалован судебный акт, не подлежащий обжалованию в кассационном порядке, или;

6) наличествует основание, установленное пунктом 4 настоящей статьи.

2. Гражданская и административная палата Кассационного Суда выносит решение о возвращении кассационной жалобы в течение 10 дней с момента поступления дела в Кассационный Суд. Решение о возвращении кассационной жалобы должно быть мотивировано, за исключением случаев возвращения кассационной жалобы, мотивированного отсутствием подпункта 1 пункта 1 статьи 234 настоящего Кодекса.

3. Гражданская и административная палата Кассационного Суда решением о возвращении жалобы может установить срок для устранения недостатков и повторного представления кассационной жалобы.

4. В случае вынесения решения о возвращении кассационной жалобы без установления срока принесшее жалобу лицо не может повторно представить кассационную жалобу”.

Заявители О. Рушанян, Айк Микаелян и Самвел Микаелян находят, что положения пунктов 3-6 части 1, частей 2 и 4 вышеупомянутой статьи 233 не соответствуют статьям 18 и 19 Конституции РА. Указанные положения оспорены также заявителями А. Рафяном и Х. Шагиняном. Последние находят, что они не соответствуют статьям 3, 5, 6, 18, 19, 35, 39, пунктам 1 и 2 статьи 48, статьям 91 и 92 Конституции РА, так как нарушают возможность реализации права на судебную защиту лично и обусловливают осуществление правосудия финансовыми возможностями лица и предъявлениями адвоката.

Часть 1 статьи 404 Уголовно-процессуального кодекса РА (в редакции от 28.11.2007г.) устанавливает:

“Статья 404. Лица, имеющие право принесения кассационной жалобы

 1. Право на обжалование в Кассационном Суде судебных актов Апелляционного суда, разрешающих дело по существу и не разрешающих дело по существу, а также решений Апелляционного суда, вынесенных в результате пересмотра судебных актов, не разрешающих дело по существу, имеют:

1) участники судебного процесса, за исключением органов уголовного преследования, а в предусмотренных законом случаях также заявители посредством аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов.

2) Генеральный прокурор и его заместители в предусмотренных законом случаях”.

i

Заявители Г. Варданян, Микаел, Мариетта и Мадлена Бабаляны находят, что положения части 1 вышеупомянутой статьи 404 не соответствуют статьям 1, 2, 3, 5, 6, 14-21, 22, 91, 92, 93, 94 и 103 Конституции РА.

i

Заявитель Р. Манукян в своем заявлении от 21.04.2008г. указал: “…Оспариваю конституционность явившихся основанием решения Кассационного Суда РА от 28.02.08г. положений примененных статей: пункта 1 части 1 статьи 404 и части 3 статьи 407 Уголовно-процессуального кодекса РА, согласно требованиям статей 3, 14, 14.1, 18, 19, 20, 22 Конституции РА”. Также оспаривает “Конституционность неприменения подлежащих применению Кассационным Судом РА положений статьи 50, части 2 статьи 60 Судебного кодекса РА и статьи 66 Уголовно-процессуального кодекса РА согласно требованиям статьи 11.3, статьи 14, статьи 14.1, статьи 20 Конституции РА.” В своем заявлении от 21.04.2008г. заявитель Р. Манукян попросил Конституционный Суд: “... рассмотрите законность оспариваемых мной положений, вынеся законное, разумное решение, которым будет возможно восстановить мои права и деловую репутацию согласно требованиям статей 3, 14, 14.1, 18, 19, 20, 21, 23, 32, 37, 48 (пункта 12 части 1, части 2) Конституции РА…”.

 

 3. Судебный кодекс РА и Закон РА “Об адвокатуре” призваны регулировать соответственно правоотношения судебной власти Республики Армения (за исключением Конституционного Суда РА), а также правоотношения, связанные с организацией и деятельностью адвокатуры, направлены на предусмотренное Конституцией, законами и иными правовыми актами РА гарантирование судебной защиты прав, свобод и законных интересов лиц и права лиц на получение юридической помощи.

Пункт 6 статьи 13 Судебного кодекса РА устанавливает:

“Статья 13. Неприкосновенность судьи

6. Уголовное преследование не может быть возбуждено по факту вынесения судьей из корыстных или личных побуждений явно несправедливого приговора, решения или иного судебного акта, если этот акт не отменен вышестоящим судом”.

 Заявители Микаел, Мариетта и Мадлена Бабаляны находят, что положение пункта 6 вышеупомянутой статьи 13 не соответствует статьям 1, 2, 3, 5, 6, 8, 14, 14.1., пункту 7 статьи 16, статье 18, абзацу 1 статьи 19, статье 22, абзацу 2 статьи 43, абзацу 1 статьи 91, абзацу 2 статьи 92, абзацу 1 статьи 97 Конституции РА.

Статья 29.1. Закона РА “Об адвокатуре” устанавливает:

“Статья 29.1. Адвокат, аккредитованный в Кассационном Суде Республики Армения

1. Аккредитация предоставляется адвокату в предусмотренных законом случаях и порядке для осуществления адвокатской деятельности в Кассационном Суде Республики Армения.

2. Для получения аккредитации адвокат каждый год в период с 20-го по 30-ое ноября представляет письменное заявление Председателю Кассационного Суда Республики Армения.

3. Вместе с заявлением представляются письменные согласия десяти других адвокатов Палаты на предоставление аккредитации.

Каждый адвокат в течение календарного года имеет право дать согласие на предоставление аккредитации только одному адвокату. Если один и тот же адвокат дал согласие на аккредитацию более чем одного адвоката, то предпочтение отдается согласию, представленному в Кассационный Суд раньше.

4. Заявление и прилагающиеся к нему документы сдаются в канцелярию Кассационного Суда Республики Армения. При принятии заявления и прилагающихся к нему документов на них указывается день и час сдачи.

5. Аккредитации предоставляются Председателем Кассационного Суда Республики Армения в недельный срок после аккредитования данного адвоката.

6. Председатель Кассационного Суда Республики Армения, получив заявление адвоката и прилагающиеся к нему документы, проверяет их соответствие предусмотренным законом требованиям и аккредитует адвоката в период с 1-го по 10-ое декабря.

Аккредитация предоставляется на срок действия тринадцать месяцев.

7. Действие аккредитации прекращается, если:

а) истек срок аккредитации;

б) прекращено действие аккредитации;

г) адвокат в письменной форме обратился с просьбой прекратить действие аккредитации.

8. Если действие аккредитации адвоката, принесшего кассационную жалобу, признается прекращенным после представления жалобы, но до момента рассмотрения жалобы в Кассационном Суде, то принесенная жалоба подлежит рассмотрению.

9. В случае признания прекращенным действия аккредитации адвоката председатель Адвокатской палаты в трехдневный срок уведомляет об этом Председателя Кассационного Суда Республики Армения.

10. Приостановление действия выданной адвокату лицензии на осуществление адвокатской деятельности ведет к приостановлению действия предоставленной аккредитации.

i

Заявитель Г. Гезалян находит, что вышеупомянутая статья 29.1. не соответствует статьям 14.1. и 18 Конституции РА.

 

4. Исследование заявлений свидетельствует, что заявители путем оспаривания конституционности системно взаимосвязанных положений в основном поднимают вопросы конституционности формирования института аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов, а также предусмотрения обязательного требования принесения кассационной жалобы посредством аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов.

Заявители мотивируют свои позиции относительно института аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов в области гражданского процесса в основном следующими аргументами:

а/ в силу второго абзаца статьи 14.1. Конституции и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод запрещается дискриминация в зависимости, в числе других, от личных или иных обстоятельств социального характера. Между тем законодатель, по статье 29.1. Закона РА “Об адвокатуре” применяя дискриминацию между адвокатами, тем не менее не раскрыл саму суть вопроса, а именно:

– какова мотивация применяемой дискриминации?

– объективна и разумна ли применяемая дискриминация?

– есть ли разумное соотношение между применяемыми средствами и преследуемыми целями?

б/ каждый имеет право на защиту своих прав и свобод всеми не запрещенными законом средствами, на эффективные средства правовой защиты в государственных органах, на публичное рассмотрение своего дела независимым и беспристрастным судом в разумные сроки в условиях равенства, с соблюдением всех требований справедливости. Один из заявителей Г. Гезалян, ссылаясь на пункты 44-46 решения Европейского суда по правам человека по делу Национальный профсоюз полиции Бельгии против Бельгии от 27.10.1975г., находит, что установленный статьей 14.1. Конституции институт дискриминации не имеет самостоятельного характера, он выступает более как производная норма и дополняет иные статьи Конституции, составляя интегрированную часть каждой статьи Конституции, которые устанавливают права и свободы, независимо от своего характера. Между тем в свете вышеуказанного обоснования примененная статьей 29.1. Закона РА “Об адвокатуре” дискриминация создает возможность для нарушения иных конституционных прав человека, в частности, прав, гарантированных статьями 18 и 19 Конституции;

в/ согласно пункту 1 части 1 статьи 223, части 2 статьи 231, пункту 3 части 1 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА кассационную жалобу может принести только аккредитованный в Кассационном Суде адвокат, но так как эта жалоба не исходит из интересов последнего, возможность принесения подобной жалобы приравнивается к нулю, и лицо, формально не лишенное возможности обжаловать судебный акт посредством аккредитованного адвоката, на практике лишается такой возможности, нарушается защита прав, предусмотренных статьями 18 и 19 Конституции.

В аспекте института аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов в области уголовного процесса заявители мотивируют свои позиции в основном тем, что законодательные положения, регулирующие институт аккредитованных адвокатов в области уголовного процесса, ограничивают их процессуальное право на личное ведение дел в судах, нарушая защиту прав, предусмотренных статьями 18 и 19 Конституции.

В связи с пунктами 4-6 части 1, частями 2 и 4 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА заявитель О. Рушанян мотивирует свою позицию в основном тем, что положения пунктов 4-6 части 1, частей 2 и 4 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА по своему характеру таковы, что создает коррупционный риск, ограничивая защиту прав, гарантированных статьями 18 и 19 Конституции. А заявитель А. Рафян в связи с конституционностью вышеупомянутых положений статьи 233 Кодекса настаивает, что реализация права на обращение в Кассационный Суд РА, будучи полностью обусловленной только желанием аккредитованного адвоката, ограничивает право судебной доступности и тем самым противоречит положениям статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В связи с пунктом 6 статьи 13 Судебного кодекса РА представитель заявителей Микаела, Мариетты и Мадлены Бабалянов Р. Тер-Варданян мотивирует свою позицию в основном тем, что обусловливание возбуждения уголовного преследования по факту вынесения судьей из корыстных или личных побуждений явно несправедливого приговора, решения или иного судебного акта обстоятельством отмены вышестоящим судом судебного акта не подобает правовому государству, создает возможность длительного процесса вынесения явно несправедливых судебных актов. Кроме того, согласно представителю заявителей, обусловливание возбуждения уголовного преследования по факту вынесения судьей из корыстных или личных побуждений явно несправедливого приговора, решения или иного судебного акта обстоятельством отмены вышестоящим судом судебного акта лишает возможности возбудить уголовное преследование по факту вынесения Кассационным Судом РА явно несправедливого судебного акта.

 

 5. Возражая против аргументов заявителей, сторона-ответчик находит, что оспариваемые положения, указанные в заявлениях, условно можно разделить на следующие группы:

а) вопрос конституционности института аккредитованного адвоката, установленного для выступления в Кассационном Суде по уголовным и гражданским делам;

б) вопрос процедуры принятия кассационной жалобы;

в) высокая степень неприкосновенности судьи, связанная с вынесением судебных актов.

Возвращаясь к прецедентному праву Европейского суда по правам человека, ответчик указывает, что в решениях этого Суда, в частности, отмечается, что право обращения в суд не является исключительным правом, и что оно может быть в определенной степени ограничено, особенно в вопросе принятия жалобы, так как в случае обращения в суд должны учитываться и судебная система, и особенности и законодательные регулирования конкретного государства, в частности, значение апелляционной, кассационной инстанций, где для принятия кассационной жалобы могут быть предусмотрены более строгие условия.

Исходя из международных правовых подходов и опыта, ответчик также счел важным, что институт обжалования судебных актов посредством представителей не может сделать невозможным реализацию права доступности правосудия для каждого лица.

Сторона-ответчик находит, что в Кассационном Суде РА судопроизводство полностью ведется письменно, поэтому не возникает необходимости личного участия в исследовании материалов дела. Кроме того, доказательства не исследуются. Однако необходимо, чтобы кассационная жалоба соответствовала требованиям закона и была представлена лицом, имеющим полномочие на ее представление. В Республике Армения ограничение относится к субъектам, имеющим право принесения кассационной жалобы в Кассационный Суд РА, причем, аккредитованные из этих субъектов адвокаты аккредитуются решением адвокатов свободным волеизъявлением, которое не искажает принцип независимости адвокатской деятельности.

Согласно заявителю, пункт 1 части 1 статьи 223 Гражданского процессуального кодекса РА “…хотя и изложен как право, однако на самом деле ограничивает возможность осуществления права на обжалование в Кассационном Суде вступившего в законную силу, решающего дело по существу судебного акта вышестоящего суда лично субъектами, имеющими это право, и устанавливает процедурный запрет, то есть этим правом возможно воспользоваться исключительно посредством аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов”. В упомянутом вопросе было применено правило законодательной техники, которым ограничение заменяется четко сформулированным правом и механизмом его осуществления. Причем речь идет не об ограничении права на обращение в Кассационный Суд, а о четком установлении механизма осуществления этого права.

В то же время сторона-ответчик находит, что наличие находящихся в производстве Конституционного Суда РА ряда дел относительно соответствия Конституции этого института как по уголовным, так и по гражданским делам возможно предупреждает о существующих в практике задачах, касающихся принятия кассационных жалоб.

В связи с другими статьями, являющимися предметом спора, сторона-ответчик находит, что если признается, что институт обращения в Кассационный Суд посредством аккредитованных адвокатов соответствует Конституции РА, то пункт 3 части 1 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА также не противоречит Конституции РА, так как служит осуществлению института обращения в Кассационный Суд посредством аккредитованных адвокатов. Пункт 4 части 1 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА также не противоречит Конституции РА, так как закрепляя право принесения жалобы в установленные законом или Кассационным Судом сроки для обращения в Кассационный Суд и ограниченную сроками обязанность для осуществления этого права, обязывает участников дела, аккредитованных адвокатов и суд осуществлять предоставленные законом полномочия в определенных временных рамках, что, в свою очередь, способствует осуществлению эффективного правосудия.

Сторона-ответчик находит, что обоснования, представленные относительно несоответствия пункта 6 статьи 13 Судебного кодекса РА Конституции РА безосновательны и заявление должно быть отклонено. Согласно ответчику, судебный акт считается справедливым, пока еще не отменен в установленном законом порядке. Оценка справедливости или несправедливости или явной несправедливости судебного акта дается исключительно той судебной инстанцией, которая правомочна отменить его или оставить в законной силе. Если судебный акт является несправедливым или явно несправедливым он может быть пересмотрен в установленных законом порядке и основаниях.

 

6. Все заявители посредством оспаривания конституционности как отдельных положений Гражданского процессуального и Уголовно-процессуального кодексов РА, так и статьи 29.1. Закона РА “Об адвокатуре” оспаривают вопрос конституционности целого процессуального института – института аккредитованного в Кассационном Суде РА адвоката. Следовательно, Конституционный Суд в соответствии с частью 9 статьи 68 Закона РА “О Конституционном Суде” считает необходимым обратиться к конституционности всех элементов праворегулирования этого института, в частности, статьи 426.2 Уголовно-процессуального кодекса РА, системно взаимосвязанной с оспариваемыми положениями Кодекса, в той части, которая относится к праву аккредитованного адвоката представить заявление в связи с пересмотром судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к конституционности статьи 426.5 в той части, что объявления и сообщения о вновь открывшихся обстоятельствах направляются аккредитованному адвокату, к конституционности статьи 426.6 в части, относящейся к действиям аккредитованных адвокатов, а также к конституционности части 2 статьи 40 Гражданского процессуального кодекса РА.

Конституционный Суд констатирует, что институт аккредитованного адвоката нашел свое регулирование также в Судебном кодексе РА (статья 56) и в Административно-процессуальном кодексе РА (часть 3 статьи 19).

 

7. Прообразом института аккредитованных в Кассационном Суде РА адвокатов является институт имеющих специальную лицензию адвокатов. Последний был предусмотрен статьей 93 текста Конституции РА в редакции от 5 июля 1995г., согласно которой “Вступившие в законную силу решения, приговоры и постановления пересматриваются в Кассационном Суде на основании жалоб Генерального прокурора, его заместителей или имеющих специальную лицензию и зарегистрированных в Кассационном Суде адвокатов”. То есть институт имеющего специальную лицензию и зарегистрированного в Кассационном Суде адвоката имел конституционно-правовое регулирование.

До законодательных изменений, внесенных 21.02.2007г. Законами ЗР-93-Н “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РА” и ЗР-98-Н “О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РА”, было предусмотрено два порядка принесения кассационной жалобы по уголовным и гражданским делам: порядок непосредственного представления кассационной жалобы и порядок принесения по ходатайству. Порядок принесения по ходатайству созвучно статье 93 текста Конституции РА до внесения изменений 2005г. осуществлялся посредством не только Генерального прокурора и его заместителей, но и посредством института имеющих специальную лицензию и зарегистрированных в Кассационном Суде адвокатов. В результате конституционных преобразований 2005г., имея цель повысить эффективность и доступность правосудия, положение об институте имеющих специальную лицензию и зарегистрированных в Кассационном Суде адвокатов было устранено из Конституции РА. Однако до внесенных 1 июня 2006г. в Гражданский процессуальный и Уголовно-процессуальный кодексы РА изменений оно сохранилось в текущем законодательстве. В результате, порядок принесения кассационной жалобы по ходатайству некоторый период времени сохранился лишь касательно Генерального прокурора РА и его заместителей, так как по принятым Национальным Собранием 1 июня 2006г. Законам ЗР-107-Н “О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РА” и ЗР-108-Н “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РА” (вступили в силу 16.07.06г.) институт имеющих специальную лицензию и зарегистрированных в Кассационном Суде адвокатов был отменен также и в текущем законодательстве. Причем, в отличие от уголовного процесса, в гражданском процессе, несмотря на то, что также было отменено требование обращения в Кассационный Суд посредством имеющего специальную лицензию адвоката, тем не менее было закреплено требование принесения кассационной жалобы посредством адвоката.

Порядок представления кассационной жалобы непосредственно изначально относился только к кассационным жалобам, приносимым против не вступивших в законную силу судебных актов Апелляционного Суда, а порядок принесения по ходатайству - к кассационным жалобам, приносимым против вступивших в законную силу судебных актов суда первой инстанции и Апелляционного Суда. Смысл параллельного действия двух указанных порядков состоял в том, чтобы повысилась процессуальная дисциплина участников судопроизводства, гарантировалось соблюдение рассмотрения дела в разумные сроки, а также, чтобы освободить Кассационный Суд от излишней обремененности вследствие представления безосновательных кассационных жалоб.

i

Конституционный Суд считает необходимым упомянуть решение Совета председателей судов РА от 13 июня 2006г. “Об обеспечении реализации права лиц на судебную защиту, предусмотренного статьями 404 Уголовно-процессуального кодекса РА и 223 Гражданского процессуального кодекса РА”, которое было принято до вступления в силу Законов ЗР-107-Н и ЗР-108-Н от 01.06.06г., и по существу явилось правовым откликом на отмену в тексте Конституции (до изменений 2005г.) положения об институте имеющего специальную лицензию и зарегистрированного в Кассационном Суде адвоката. Совет председателей, в частности, учел, что “в главе 6 Конституции РА (в редакции 2005г.), посвященной судебной власти, не предусмотрен институт имеющего специальную лицензию и зарегистрированного в Кассационном Суде адвоката. Кроме того, также истек установленный законом срок специальных лицензий указанных адвокатов. А специальные лицензии в установленном законом порядке другому адвокату не выданы”. Имея в виду, что согласно статье 6 Конституции РА (в редакции от 2005г.) “Конституция имеет высшую юридическую силу, и ее нормы действуют непосредственно”, приняв за основание недопустимость ограничения закрепленного ратифицированными Республикой Армения международными договорами и Конституцией РА права на судебную защиту, в частности, было решено, что 1. Рассмотрению Кассационным Судом подлежат: 1.1. Принесенные против вступивших в законную силу судебных актов кассационные жалобы, жалобы лиц, участвующих в деле, лиц, не ставших участниками по делу, относительно прав и обязанностей которых был вынесен судебный акт.

За отменой Законами ЗР-107-Н и ЗР-108-Н от 01.06.2006г. требования представления кассационной жалобы посредством имеющего специальную лицензию адвоката, последовали внесенные Законами ЗР-152-Н и ЗР-153-Н от 07.07.2006г. изменения, по которым, в числе других, был установлен новый порядок вступления в законную силу судебного акта Апелляционного суда. Согласно этим изменениям, акты Апелляционного суда вступают в законную силу с момента провозглашения.

В результате изменений, внесенных Законами ЗР-107-Н и ЗР-108-Н от 01.06.2006г. и Законами ЗР-153-Н и ЗР-152-Н от 07.07.2006г., фактически, созвучно тексту Конституции РА в редакции от 2005г. был отменен порядок обращения в Кассационный Суд по ходатайству (за исключением обращения Генерального прокурора и его заместителей), а непосредственный порядок обращения, вследствие установления нового порядка вступления в силу актов Апелляционного суда, сохранился только в связи с обжалованием вступивших в законную силу решений, приговоров и постановлений суда первой инстанции и Апелляционного суда. Подобное законодательное регулирование продолжалось до принятия 21.02.2007г. Законов ЗР-98-Н и ЗР-93-Н, которыми был отменен непосредственный порядок обращения в Кассационный Суд и установлен действующий исключительно посредством института аккредитованных адвокатов порядок обращения по ходатайству. В результате внесенных указанными Законами изменений обжалованию в кассационном порядке подлежали вступившие в законную силу решения, приговоры и постановления суда первой инстанции и Апелляционного суда, причем, лишь посредством аккредитованных адвокатов.

Параллельно Законам ЗР-98-Н и ЗР-93-Н от 21.02.2007г. Законом ЗР-95-Н “О внесении изменений и дополнений в Закон РА “Об адвокатуре”, принятым Национальным Собранием РА 21.02.07г. и вступившему в силу 07.04.2007г., Закон РА “Об адвокатуре” был дополнен статьей 29.1., посвященной институту аккредитованных в Кассационном Суде РА адвокатов, по которой был установлен порядок предоставления аккредитации.

28.11.2007г. Законами ЗР-270-Н “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РА” и ЗР-277-Н “О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РА” был также подвергнут изменению круг судебных актов, подлежащих обжалованию в кассационном порядке, что являлось результатом требований статей 22 и 50 Судебного кодекса РА, вступившего в силу 18.05.2007г.

Фактически, в результате последних законодательных изменений действует только порядок обращения в Кассационный Суд по ходатайству и только в связи с судебными актами Апелляционного суда, решающими дело по существу и не решающими дело по существу.

 

8. Конституционный Суд в рамках настоящего дела, также учитывая требования части 7 статьи 68 Закона РА “О Конституционном Суде”, считает необходимым выяснить:

- исходит ли институт аккредитования адвокатов из международных правовых принципов относительно адвокатуры, а также из общих принципов праворегулирования, фиксированных Законом РА “Об адвокатуре” (в частности, принципы самоуправления и равноправия);

- обеспечены ли независимость и самостоятельность аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов от Кассационного Суда РА;

- обеспечены ли в условиях нынешнего праворегулирования оспариваемого института права лица на доступность судебной защиты и на эффективные средства судебной защиты прав.

 

9. Статус института адвокатуры установлен Законом РА “Об адвокатуре”. Согласно этому Закону адвокатура – это профессиональное объединение адвокатов, которое, являясь институтом гражданского общества, находится вне системы государственных органов и органов местного самоуправления (первый абзац статьи 3 Закона). Адвокатура действует на основании принципов независимости, соблюдения закона, самоуправления и равноправия адвокатов.

В свою очередь, адвокатская деятельность является видом правозащитной деятельности, которая направлена на осуществление не запрещенными законом средствами и способами законных интересов, преследуемых теми, кто получает юридическую помощь. Как правило, адвокатская деятельность носит предпринимательский характер.

Согласно предоставленной Палатой адвокатов РА информации, по состоянию на 11 июня 2008г. лицензию на адвокатскую деятельность имеют 715 адвокатов. Действие лицензии на адвокатскую деятельность 43 адвокатов приостановлено. С момента регистрации Палаты (28 октября 2005г.) прекращено действие лицензии на адвокатскую деятельность 30 адвокатов.

Согласно предоставленной Судебным департаментом РА информации, с момента внедрения института аккредитованных в Кассационном Суде РА адвокатов в канцелярию Кассационного Суда РА было представлено 62 заявления от адвокатов для получения аккредитации, 59 из которых были удовлетворены, соответственно, было выдано 59 аккредитаций, 3 - были отклонены на основании составления заявлений с нарушениями требований части 3 статьи 29.1. Закона РА “Об адвокатуре”.

 

10. Прообразом института аккредитованных в Кассационном Суде РА адвокатов является институт адвокатов, имеющих специальную лицензию. По результатам сравнительного анализа порядка аккредитования адвокатов в Кассационном Суде РА и порядка предоставления специальной лицензии на адвокатскую деятельность в Кассационном Суде Конституционный Суд констатирует следующие основные и имеющие стержневое значение с точки зрения обеспечения независимости и самостоятельности института аккредитованных адвокатов различия между порядками формирования этих двух институтов:

а/ процесс предоставления специальной лицензии начинался и заканчивался в рамках Палаты адвокатов, Председатель Кассационного Суда не принимал никакого участия в этом процессе: специальную лицензию предоставлял председатель Палаты адвокатов и то на основании решения, принятого по результатам закрытого тайного голосования коллегиального органа – общего собрания Палаты адвокатов. Между тем в случае аккредитованных адвокатов аккредитацию предоставляет Председатель Кассационного Суда РА, органы Палаты адвокатов РА, по существу, в этом процессе никакой роли не играют;

б/ в основе предоставления специальной лицензии лежал важный критерий различения адвокатов, имеющих лицензию на адвокатскую деятельность, и адвокатов, имеющих специальную лицензию, – степень профессиональной подготовки и качество профессиональных знаний. Если лицензия на осуществление адвокатской деятельности предоставлялась по результатам квалификационного экзамена, то специальная лицензия выдавалась по результатам квалификационного экзамена, сдаваемого по специальной программе. Причем, из сдавших квалификационный экзамен по специальной программе адвокатов специальная лицензия предоставлялась тем семи адвокатам, которые по результатам закрытого тайного голосования общего собрания Палаты адвокатов получили наибольшее число голосов. Между тем в основании предоставления аккредитации были положены другие условия. Если предоставление специальной лицензии было обусловлено таким фактором, как профессиональная подготовка данного адвоката, то предоставление аккредитации в основном обусловлено таким субъективным фактором, как согласие десяти адвокатов;

в/ порядок предоставления специальной лицензии был таков, что в первый год гарантировалось наличие 7 адвокатов, имеющих специальную лицензию, а на пятый год – наличие даже 35 адвокатов, имеющих специальную лицензию (лицензия выдавалась сроком на пять лет, и в течение данного года могло быть выдано максимум 7 специальных лицензий). Между тем порядок предоставления аккредитации таков, что не исключается такая ситуация, когда число адвокатов, имеющих аккредитацию, может быть даже меньше 7, так как возможно, что в данный год согласие десяти адвокатов смогут обеспечить менее семи адвокатов, срок деятельности которых всего 13 месяцев. А небольшая численность имеющих аккредитацию адвокатов ограничивает возможность выбора обращающихся в Кассационный Суд сторон судопроизводства, что может стать дополнительным фактором в вопросе ограничения доступности обращения в Кассационный Суд.

 

11. В контексте задачи реализации принципов независимости, самоуправления и равноправия аккредитованных адвокатов при оказании адвокатских услуг Конституционный Суд считает необходимым обратиться также к правоприменительной практике статьи 29.1. Закона РА “Об адвокатуре”. Так, Председатель Кассационного Суда РА, руководствуясь частью 5 статьи 29.1. Закона РА “Об адвокатуре” и пунктом 4.1. части 3 статьи 23 Закона РА “О судоустройстве” (потерял силу 18.05.2007г.), приказом от 05.04.2007г. N-12А аккредитовал 55 адвокатов. Принятое за основание положение устанавливало: “Председатель Кассационного Суда РА … в установленном законом порядке аккредитует адвокатов, представивших заявку на аккредитование в Кассационном Суде Республики Армения, или отказывает в их аккредитовании, а также признает прекращенным действие аккредитации” (это положение было дополнено Законом ЗР-94-Н “О внесении изменений и дополнений в Закон РА “О судоустройстве”, принятому 21.02.2007г. и вступившему в силу 07.04.2007г.). Данный приказ вступил в силу 07.04.2007г., то есть в день вступления в силу Закона “О внесении дополнения в Закон РА “Об адвокатуре” от 21.02.2007г., устанавливающего порядок аккредитования адвокатов, и Законов о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РА от 21.02.2007г., устанавливающих обязательное условие обращения в Кассационный Суд посредством аккредитованного адвоката. Издавая приказ, Председатель Кассационного Суда руководствовался пунктом 4.1. части 3 статьи 23 Закона “О судоустройстве”, который, однако, вступил в силу только 07.04.2007г. Кроме того, указанное положение Закона РА “О судоустройстве” устанавливало, что аккредитование производится в установленном законом порядке. Этот порядок был установлен вступившим в силу только через два дня после издания приказа Законом “О внесении дополнения в Закон РА “Об адвокатуре” от 21.02.2007г. Более того, согласно указанному порядку, адвокаты обращаются в Кассационный Суд с целью аккредитования с 20-го по 30-ое ноября каждого года.

Впоследствии, согласно части 2 статьи 29.1. Закона РА “Об адвокатуре” другие адвокаты в установленном законом порядке с 20-го по 30-ое ноября 2007г. обратились к Председателю Кассационного Суда РА и получили аккредитацию. Таких адвокатов 4.

10 декабря 2007г. Председатель Кассационного Суда РА, приняв за основание положения статьи 29.1. Закона РА ”Об адвокатуре”, издал приказ N-79А, которым было решено продлить срок действия аккредитаций адвокатов, аккредитованных 7 апреля 2007г. в Кассационном Суде РА, до 10 января 2009г. Законность этого приказа Председателя Кассационного Суда РА была оспорена в Административном суде РА. Последний своим решением от 07.04.2008г. отклонил требование о признании ничтожным данного приказа. Мотивировка решения в основном сводится к тому, что “Суд … приняв за основание, что согласно статье 29.1. Закона РА ”Об адвокатуре” предоставление аккредитации адвокатам является полномочием Председателя Кассационного Суда РА, находит, что предоставление аккредитаций на определенный срок не исключает продления срока их действия Председателем Кассационного Суда РА”. Указанная правовая позиция суда свидетельствует о том, что в правоприменительной практике полномочие Председателя Кассационного Суда РА предоставлять аккредитации адвокатам толковалось и применялось как дискреционное полномочие. Это решение Административного суда, в принятии к рассмотрению кассационной жалобы против которого было отказано, создает правовое основание для продления в дальнейшем Председателем Кассационного Суда срока действия аккредитаций по своему усмотрению и на любой срок. В результате подобного подхода Конституционный Суд находит, что нарушаются лежащие в основе деятельности института адвоката такие важные принципы, каковыми являются принципы независимости, самоуправления и равноправия адвокатов.

 

i

12. Согласно четко сформировавшемуся прецедентному праву Европейского суда по правам человека, Конвенция о защите прав человека и основных свобод не обязывает Договаривающиеся государства создавать апелляционные или кассационные суды, тем не менее если они созданы, должно быть обеспечено, чтобы заинтересованные лица также пользовались в этих судах предусмотренными статьей 6 Конвенции основными гарантиями на справедливое судебное разбирательство, в том числе также доступность суда в связи с гражданскими правами и обязанностями.

 Обстоятельство, насколько статья 6 применима относительно апелляционных и кассационных судов, рассматриваемое в целостности, учитывая особый статус Кассационного Суда, зависит от особенностей производства в этих судах, (см. решение от 22 марта 2007г. по делу Сиалковска против Польши (Sialkowska v. Poland).

i

Согласно статье 92 Конституции РА в Республик е Армения действуют суды первой инстанции общей юрисдикции, апелляционные суды и Кассационный Суд. Согласно той же статье Кассационный Суд РА призван обеспечивать единообразное применение закона. Статьи 18 и 19 Конституции РА закрепляют права лица на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, в том числе также право на доступность правосудия. Сопоставительное толкование указанных конституционных положений в свете прецедентного права Европейского суда позволяет констатировать, что гарантируемое Конституцией РА право на судебную защиту включает также право на защиту прав лица в Кассационном Суде, которое, в свою очередь, включает право на доступность кассационной инстанции, что должно обеспечиваться с учетом конституционно-правового статуса Кассационного Суда и особенностей производства в Кассационном Суде.

Конституционно-правовой статус Кассационного Суда РА и особенности производства в Кассационном Суде подробно изложены в Постановлении Конституционного Суда ПКС-690 от 9 апреля 2007г.

Конституционный Суд в контексте принципов правового государства и права на доступность правосудия считает важным право на доступность Кассационного Суда, так как решения последнего, обусловленные конституционными функциями этого суда, имеют важное значение не только с точки зрения интересов сторон судопроизводства, но и с точки зрения интересов всего общества.

 

13. Конституционно-правовой характер института аккредитованных в Кассационном Суде РА адвокатов и права на доступность Кассационного Суда Конституционный Суд, прежде всего, считает необходимым оценить в контексте развитий уголовно-процессуального и гражданского процессуального законодательства.

Таким образом, до последних законодательных изменений в кассационном порядке могли обжаловаться вступившие в законную силу судебные акты и суда первой инстанции, и Апелляционного суда. Причем, в связи с обжалованием вступивших в силу актов действовал порядок обращения по ходатайству, а непосредственно могли быть обжалованы не вступившие в законную силу судебные акты Апелляционного суда. Развитие уголовно-процессуального и гражданского процессуального законодательства пошло по такому пути, что был не только отменен непосредственный порядок обращения в Кассационный Суд, но и круг актов, подлежащих обжалованию в кассационном порядке, по существу, ограничился только вступившими в законную силу судебными актами Апелляционного суда. Более того, Законами РА о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РА от 28.11.2007г. были установлены такие положения, которые не только создали серьезные препятствия в вопросе обращения в Кассационный Суд, существенно ограничивая доступность этих судов, но и ограничили возможности эффективной защиты прав в трехступенчатой судебной системе. В частности, статьей 66 Закона “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РА” от 28.11.2007г. в новой редакции была изложена статья 404 Уголовно-процессуального кодекса РА, согласно части 2 которой лицо не может обжаловать в Кассационном Суде судебные акты, подлежащие обжалованию в апелляционном порядке, если по тем же основаниям судебный акт не был им обжалован в Апелляционном суде. Кроме того, в таких условиях, когда вступившие в законную силу судебные акты суда первой инстанции больше не могут быть обжалованы в кассационном порядке, стали более строгими также требования, предъявляемые обжалованию этих судебных актов в апелляционном порядке. Согласно статье 376.1. Уголовно-процессуального кодекса РА вступившие в законную силу решающие дело по существу судебные акты судов первой инстанции подлежат обжалованию в апелляционном порядке в тех исключительных случаях, когда в ходе предыдущего судебного рассмотрения дела были допущены такие фундаментальные нарушения материального или процессуального права, принятый в результате которых судебный акт искажает саму суть правосудия.

Фактически, в результате соответствующих изменений уголовно-процессуального и гражданского процессуального законодательства не только участник судопроизводства лишился возможности обжаловать в Кассационном Суде, хоть и в порядке обращения по ходатайству, вступившие в законную силу приговоры суда первой инстанции, но также был ликвидирован тот единственный путь, который обеспечивал непосредственный доступ участников судопроизводства в Кассационный Суд (возможность непосредственного обжалования в кассационном порядке не вступивших в законную силу судебных актов Апелляционного суда), в результате чего доступность Кассационного Суда для участников судопроизводства была сведена к минимуму.

Оценивая влияние существования института аккредитованных в Кассационном Суде РА адвокатов на право доступности Кассационного Суда в контексте законодательных развитий, необходимо учитывать также то обстоятельство, что установленные Уголовно-процессуальным и Гражданским процессуальным кодексами РА основания принесения кассационной жалобы, а также условия принятия жалобы к рассмотрению в результате законодательных изменений значительно сузились. Изучение правоприменительной практики свидетельствует, что даже преобладающее большинство кассационных жалоб, составленных аккредитованными адвокатами, не удовлетворяя достаточно ограниченные условия принятия кассационной жалобы к рассмотрению, возвращается, в результате чего пользование услугами аккредитованного адвоката само по себе лишается смысла.

 

14. При оценке влияние обязательного требования обращения в Кассационный Суд посредством аккредитованного адвоката на право доступности Кассационного Суда, Конституционный Суд считает важной также задачу, обеспечивает ли действующее законодательство правовую возможность предоставления аккредитованными в Кассационном Суде адвокатами юридической помощи на бесплатных основаниях. Конституционный Суд констатирует, что ни Закон РА “Об адвокатуре”, ни Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РА не предусматривают предоставление аккредитованными в Кассационном Суде адвокатами юридической помощи на бесплатных основаниях, то есть правовой возможности составления кассационной жалобы.

Согласно предоставленной Палатой адвокатов РА информации, двумя из четырех имеющих аккредитацию публичных защитников офиса Публичного защитника в 16 случаях кассационная жалоба составлялась на бесплатных основаниях. Конституционный Суд констатирует, что в условиях многочисленных уголовных и гражданских дел, рассматриваемых в судах РА, гарантирование предоставления аккредитованными адвокатами бесплатной юридической помощи в условиях отсутствия четкого законодательного закрепления такого порядка и случаев очень незначительно и просто зависит от проявления “доброй воли” офиса Публичного защитника.

Исходя из вышеупомянутого, Конституционный Суд находит, что в условиях непредусмотрения порядка предоставления аккредитованными в Кассационном Суде адвокатами юридической помощи на бесплатных основаниях и какого-либо механизма предоставления аккредитованными в Кассационном Суде адвокатами гарантированной юридической помощи на бесплатных основаниях существование аккредитованных адвокатов несоразмерно ограничивает право на доступность Кассационного Суда, обусловливая на практике возможность участника судопроизводства пользоваться защитой прав в этом суде его финансовыми возможностями.

i

Конституционный Суд считает необходимым подчеркнуть, что по смыслу части 1 статьи 20 Конституции РА право на получение юридической помощи включает, во-первых, возможность получения квалифицированной юридической услуги, во-вторых, обязательство государства обеспечивать возможность получения квалифицированной юридической помощи всем, кто не в состоянии самостоятельно получить такую помощь. Указанное обязательство государства предполагает, что во всех тех случаях, когда необходимо обязательное представительство адвоката или это вытекает из интересов судопроизводства, каждый нуждающийся должен иметь право на получение квалифицированной юридической помощи. Это следует из европейского опыта предоставления юридических услуг в области осуществления правосудия, а также из принятых в рамках ООН принципов относительно доступности юридических услуг и юристов.

 

15. Конституционный Суд также находит, что ограничивающим фактором права на доступность Кассационного Суда также является действующий порядок аккредитования адвокатов в Кассационном Суде. В частности, этот порядок таков, что не исключена ситуация, когда один адвокат не сможет набрать необходимое число голосов, в результате чего число аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов может быть малым, уменьшив и возможность выбора лица, и возможность вообще воспользоваться защитой в Кассационном Суде. В связи с этим необходимо заметить, что в 2007г. в порядке и сроки, установленные статьей 29.1. Закона РА “Об адвокатуре”, в Кассационный Суд РА обратилось и было аккредитовано всего 4 адвоката. Кроме того, необходимо учитывать, что, осуществляя предпринимательскую деятельность, аккредитованный адвокат, по сути, свободен отказаться от составления кассационной жалобы по тому или иному делу, в результате чего возможность принесения кассационной жалобы участником судопроизводства еще более уменьшается, ограничивая доступность Кассационного Суда. Фактически, в подобной ситуации реализация права на доступность суда обусловливается определенной предпосылкой - согласием адвоката, в результате чего возможно ограничение свободной реализации прав и свобод человека.

 

16. Конституционный Суд, учитывая, что между аккредитованными адвокатами и другими адвокатами в вопросе профессиональной подготовки и опытности нет какой-либо разницы, что законодательство при обращении в Кассационный Суд четко не гарантирует возможность пользоваться бесплатной юридической помощью, что даже составленное аккредитованными адвокатами преобладающее большинство жалоб не принимается Кассационным Судом к рассмотрению, а также, имея в виду ограниченное число аккредитованных адвокатов и обусловленную предпринимательским характером их деятельности свободу отказаться от составления кассационной жалобы, находит, что справедливое равновесие между требованием обращения в Кассационный Суд посредством аккредитованных в Кассационном Суде РА адвокатов и преследуемой этим целью, то есть обеспечением квалифицированного составления кассационных жалоб, нарушено настолько, что искажена суть права

Ограничение права на доступность Кассационного Суда обязательным требованием обращения в Кассационный Суд посредством аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов несоразмерно своей цели, так как подобное ограничение не позволяет эффективно и беспрепятственно реализовать право лица на справедливое судебное разбирательство.

 

17. Институт аккредитованных в Кассационном Суде РА адвокатов следует рассматривать также в контексте статьи 14.1. Конституции РА, закрепляющей принципы равенства всех перед законом и запрещения дискриминации. Причем, предмет рассмотрения связан с этими принципами с двух точек зрения: и с точки зрения интересов адвокатов, и с точки зрения участников судопроизводства.

Согласно прецедентному праву Европейского суда разница в отношениях – дискриминация, если нет объективного и мотивированного оправдания. Учитывая то обстоятельство, что для аккредитования в Кассационном Суде законодательство установило в качестве критерия данное аккредитуемому письменное согласие всего 10 других адвокатов, что между имеющими лицензию адвокатами и аккредитованными в Кассационном Суде РА адвокатами нет какой-либо объективной и правомерной разницы, обусловленной профессиональными навыками и опытом, Конституционный Суд находит, что лишение не имеющих аккредитации адвокатов возможности составления кассационной жалобы является дискриминацией в отношении них.

Что касается обеспечения участникам судопроизводства уважительного отношения к принципу равенства перед законом, то, учитывая то обстоятельство, что законодательство РА в связи с составлением кассационной жалобы не гарантирует предоставления бесплатной юридической помощи, а также, приняв за основание ту статистику, что, начиная с установления порядка обращения в Кассационный Суд по ходатайству, количество кассационных жалоб сократилось вдвое, Конституционный Суд находит, что наличием института аккредитованных адвокатов нарушается также равенство между участниками судопроизводства, обусловленное их имущественным положением.

 

18. Конституционный Суд находит, что обстоятельство отсутствия правомерной разницы между аккредитованным в Кассационном Суде адвокатом и адвокатом, не имеющим аккредитации, обусловленной профессиональными навыками и опытом, порядок аккредитования адвоката в Кассационном Суде, обстоятельство строгой ограниченности адвокатской деятельности, осуществляемой аккредитованным адвокатом, характер взаимодействия аккредитованного адвоката и Кассационного Суда делают излишним существование института аккредитованного в Кассационном Суде адвоката. Более того, учитывая предпринимательский, монопольный характер деятельности указанного института, основанную на этом сравнительно высокую плату, требуемую аккредитованными адвокатами только за составление кассационной жалобы, обязательное требование исчерпания всех средств защиты для обращения в Конституционный Суд, а также в Европейский суд по правам человека, можно констатировать, что институт аккредитованных в Кассационном Суде адвокатов своим существованием ограничивает право доступности не только Кассационного Суда, но и Конституционного Суда и Европейского суда по правам человека и право эффективного средства судебной защиты, по существу, создает благоприятные условия для возможных случаев проявления дискриминационного отношения, обусловленные материальным положением лица.

Конституционный Суд констатирует, что обусловленное функциональными особенностями Кассационного Суда требование обращения в Кассационный Суд посредством адвоката может считаться правомерным, если исходит из интересов физических и юридических лиц, осуществляя представительство посредством квалифицированных и опытных специалистов.

Конституционный Суд одновременно считает необходимым подчеркнуть, что институт обращения в Кассационный Суд посредством адвоката как альтернативный вариант может считаться правомерным только в том случае, когда законодательство будет гарантировать каждому возможность пользования услугами адвоката, независимо от финансовых возможностей данного лица.

 

19. Заявитель О. Рушанян, в числе других, оспаривает также конституционность пункта 4 части 1 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА, согласно которому “кассационная жалоба возвращается, если … 4) кассационная жалоба представлена позднее предусмотренного законом или установленного Кассационным Судом срока, и отсутствует ходатайство о его восстановлении либо подобное ходатайство было отклонено”.

Это положение необходимо рассматривать в свете Постановления Конституционного Суда ПКС-754 РА от 27 мая 2008г., по которому часть 4 статьи 231.1. (часть 4 статьи 233 в новой редакции) Гражданского процессуального кодекса РА была признана противоречащей требованиям статьей 18 (часть 1) и 19 (часть 1) Конституции Республики Армения и недействительной в аспекте ограничения права на повторное представление жалобы в случае возвращения кассационной жалобы без установления срока.

В основе указанного Постановления Конституционного Суда лежит общая правовая позиция, согласно которой пока не истек установленный законом трехмесячный срок обращения в Кассационный Суд, лицо, независимо от факта указания Кассационным Судом срока для исправления недостатков, может повторно представить кассационную жалобу. То есть правовое последствие указанного Постановления Конституционного Суда состоит в том, что если Кассационный Суд, возвращая кассационную жалобу, мотивируя возвращение недостатками, не устанавливает соответствующий срок для их исправления, то лицо может до истечения трехмесячного срока повторно представить кассационную жалобу. Между тем в силу оспариваемого положения, во всех тех случаях, когда Кассационный Суд устанавливает срок представления кассационной жалобы, который меньше, чем установленный законом трехмесячный срок, данное лицо оказывается в неравном положении по сравнению с теми лицами, для повторного представления жалобы которых срок не установлен: в условиях недействительности части 4 оспариваемой статьи становится возможной такая ситуация, когда в случае неустановления Кассационным Судом срока лицо может полноценно воспользоваться трехмесячным сроком, а в случае установления срока – нет.

Конституционный Суд находит, что нарушение установленного Кассационным Судом срока не должно быть препятствием для повторного представления кассационной жалобы, если тем не менее она представляется в установленный законом трехмесячный срок.

Что касается пунктов 3 и 5 части 1 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА, то Конституционный Суд находит, что закрепленные в этих пунктах положения являются необходимыми условиями для эффективного осуществления кассационного производства.

 

i

20. Конституционный Суд РА в подпункте б) пункта 3 заключительной части своего Постановления ПКС-690, обращаясь к конституционности пункта 2 статьи 231.1. (в редакции от 7 июля 2006г.) Гражданского процессуального кодекса РА, закрепил: в аспекте непредусмотрения обязательного условия мотивировки решения о возвращении кассационной жалобы, следовательно, также необеспечения правовых гарантий эффективности правосудия, достаточной доступности, признать его противоречащим требованиям статей 3, 6 (части 1 и 2), 18 (часть 1) и 19 (часть 1) Конституции Республики Армения и недействительным.

К необходимости мотивировки решения о возвращении кассационной жалобы Конституционный Суд обратился в мотивировочной части своего Постановления, в частности, в пункте 10 Постановления указано: “Поэтому вытекающие из обстоятельств судебных дел уточнение содержания, толкование, мотивировка Кассационным Судом выражений “существенное значение”, “тяжкие последствия” и “ранее принятый судебный акт Кассационного Суда” являются условием для того, чтобы сделать предусматриваемой возможность защиты прав лица в кассационном производстве в соответствии с основаниями, указанными в подпункте 4.1. пункта 1 статьи 230 и пункта 1 статьи 231.2. Гражданского процессуального кодекса РА”.

Выражения “существенное значение”, “тяжкие последствия” и “ранее принятый судебный акт Кассационного Суда” относятся к трем основаниям принятия кассационной жалобы, которые в настоящее время закреплены в пунктах 1-3 части 1 статьи 234 Гражданского процессуального кодекса РА в новой редакции.

Кроме того, относительно предмета спора Конституционный Суд РА выразил свое отношение также в пункте 5 Постановления ПКС-754 от 27 мая 2008г., где, в частности, закреплено: “Конституционный Суд в пункте 3 заключительной части своего указанного Постановления закрепил: “Признать противоречащим требованиям статей 3, 6 (части 1 и 2), 18 (часть 1) и 19 (часть 1) Конституции Республики Армения и недействительным пункт 2 статьи 231.1. Гражданского процессуального кодекса Республики Армения (в редакции от 7 июля 2006г.) в аспекте непредусмотрения обязательного условия мотивировки решения о возвращении кассационной жалобы, следовательно, также необеспечения правовых гарантий эффективности, достаточной доступности правосудия”. То есть важной правовой гарантией, обеспечивающей правомерное и несвоевольное осуществление Кассационным Судом указанного дискреционного полномочия, должно было явиться также четкое установление законом обязательного условия мотивировки решения Кассационного Суда о возвращении кассационной жалобы.

Конституционный Суд констатирует, что с момента принятия указанного Постановления Конституционного Суда в результате внесенных изменений и дополнений в гражданское процессуальное законодательство РА вышеупомянутые правовые гарантии полноценно не обеспечивались.

Таким образом, согласно статье 75 Закона “О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РА” от 28 ноября 2007г. часть 2 статьи 233, озаглавленная “Возвращение кассационной жалобы”, была изложена в следующей редакции: “Гражданская и административная палата Кассационного Суда выносит решение о возвращении кассационной жалобы в течение 10 дней с момента получения дела Кассационным Судом. Решение о возвращении кассационной жалобы должно быть мотивировано, за исключением случаев возвращения кассационной жалобы, мотивированных отсутствием подпункта 1 пункта 1 статьи 234 настоящего Кодекса”. По существу, положение такого же содержания закреплено также в части 4 статьи 50 Судебного кодекса РА: эта часть также не распространяет требование мотивировки решения Кассационного Суда о возвращении кассационной жалобы на те решения, в которых основанием возвращения кассационной жалобы является то, что решение Кассационного Суда относительно поднятого в жалобе вопроса не может иметь существенного значения для единообразного применения закона.

Конституционный Суд констатирует, что законодатель, устанавливая подобное исключение, полноценно не обеспечил исполнение вышеупомянутого Постановления Конституционного Суда, нарушив также требования части 2 статьи 9 Закона РА “О правовых актах”.

В своем Постановлении ПКС-690 Конституционный Суд связывает обязательное требование мотивировки не с тем или иным конкретным основанием принятия кассационной жалобы, а исключительно со всеми основаниями. Подобное требование не самоцель, и его цель – обеспечение при возвращении кассационной жалобы правомерного и законного осуществления дискреционного полномочия суда, а также обеспечение доверия лица в отношении судебного акта.

Исходя из вышеизложенного, Конституционный Суд находит, что при наличии подобного Постановления Конституционного Суда Национальное Собрание РА не наделено усмотрением ставить одно из оснований возвращения кассационной жалобы в “привилегированное” положение и не может устанавливать, что ссылки на это основание “достаточно” и нет необходимости обосновывать его наличие. Поэтому, независимо от того, какие основания законодатель установит для принятия кассационной жалобы, все и каждая из них подлежат мотивировке.

 

21. Возвращаясь к вопросу конституционности положений пункта 6 статьи 13 Судебного кодекса РА, оспариваемых заявителями Бабалянами, Конституционный Суд указывает, что в статье 13 Кодекса, озаглавленной “Неприкосновенность судьи”, предусмотрены важные гарантии для обеспечения как независимости судьи, так и эффективности правосудия. Схожие гарантии предусмотрены в иных нормах законодательства РА, а также в международных правовых нормах, регламентирующих независимость и неприкосновенность судей. В качестве такой гарантии вышеупомянутый пункт 6 Кодекса предусматривает обязательный принцип предварительной отмены судебного акта в вышестоящем порядке для возбуждения уголовного преследования по факту вынесения судьей из корыстных или иных личных побуждений такого акта.

i

Конституционный Суд придает особое значение обеспечению ненарушения принципа контроля законности судебных актов в вышестоящем порядке как в оспариваемой норме статьи 13 Судебного кодекса РА, так и в иных нормах законодательства, в том числе также в уголовно-правовых, рассматривая его как важную гарантию осуществления принципа независимости судебной власти, закрепленного в статьях 5, 94 и 97 Конституции РА. Правовая оценка судебного акта может быть дана только в результате его рассмотрения по судебной процедуре.

i

В то же время Конституционный Суд находит, что этот принцип не предполагает, что судья не несет ответственности, в том числе за уголовно наказуемое деяние. Эти правоотношения должны быть законодательно регламентированы в рамках положений, закрепленных в части 3 статьи 97 Конституции РА. Пункт 6 статьи 13 Судебного кодекса в правоприменительной практике не может быть истолкован в таком содержании, чтобы на основании вновь открывшихся обстоятельств стало невозможным обжалование судебных актов прокуратурой в рамках полномочий, предоставленных пунктом 5 части 4 статьи 103 Конституции РА.

Конституционный Суд находит, что разумный баланс между независимостью суда и ответственностью судьи перед законом был нарушен, в частности, также в результате предусмотренного статьей 426.1. праворегулирования, изменений, внесенных в Уголовно-процессуальный кодекс РА Законом ЗР-270-Н от 28 ноября 2007г. В связи со схожими нормами Гражданского процессуального кодекса РА свои правовые позиции Конституционный Суд выразил в Постановлении ПКС-758 от 9 сентября 2008г. Эти позиции должны быть учтены законодателем для гарантирования указанного баланса.

 

Исходя из результатов рассмотрения дела и руководствуясь пунктом 1 статьи 100, статьей 102 Конституции Республики Армения, статьями 63, 64 и 69 Закона Республики Армения “О Конституционном Суде”, Конституционный Суд Республики Армения ПОСТАНОВИЛ :

 

 1. В соответствии с пунктом 1 статьи 60 Закона РА “О Конституционном Суде” прекратить производство по делу в связи с пунктом 6 части 1 статьи 233 и частью 4 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА, так как относительно вопроса конституционности части 4 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА имеется Постановление ПКС-754 Конституционного Суда от 27 мая 2008г., а пункт 6 части 1 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА приобретает правовую определенность только в совокупности с частью 4 статьи 233 Кодекса.

i

2. Часть 2 статьи 40, пункт 1 части 1 статьи 223, часть 2 статьи 231 в части, касающейся института аккредитованного адвоката, часть 2 статьи 233 в части словосочетания “за исключением случаев возвращения кассационной жалобы, мотивированного отсутствием подпункта 1 пункта 1 статьи 234 настоящего Кодекса” Гражданского процессуального кодекса РА признать противоречащими требованиям статей 18 и 19 Конституции Республики Армения и недействительными.

3. Пункт 1 части 1 статьи 404 в редакции от 28.11.2007г. в части принесения жалобы посредством аккредитованного адвоката, статью 426.2 в той части, которая относится к праву аккредитованного адвоката представлять заявление, связанное с пересмотром судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, статью 426.5 в части, касающейся направления объявлений и сообщений о вновь открывшихся обстоятельствах аккредитованному адвокату (часть 1), а также в части возбуждения производства по вновь открывшимся обстоятельствам и права аккредитованного адвоката по вопросу произведения исследований (часть 4), статью 426.6 в части, относящейся к действиям аккредитованных адвокатов (части 2 и 3), Уголовно-процессуального кодекса РА признать противоречащими требованиям статей 18 и 19 Конституции Республики Армения и недействительными.

i

4. Статью 29.1. Закона РА “Об адвокатуре” признать противоречащей требованиям статей 14.1., 18 и 19 Конституции Республики Армения и недействительной.

5. Пункты 3, 4 и 5 части 1 статьи 233 Гражданского процессуального кодекса РА соответствуют Конституции Республики Армения в рамках правовых позиций Конституционного Суда РА.

6. Пункт 6 статьи 13 Судебного кодекса РА соответствует Конституции Республики Армения в рамках правовых позиций Конституционного Суда, выраженных в настоящем Постановлении.

7. Имея в виду, что с момента принятия Постановления Конституционного Суда отмена правовых норм, являющихся предметом спора по настоящему делу, может вызвать правовой пробел, искажая отменой этих норм устанавливаемую правовую безопасность, согласно положениям части 3 статьи 102 Конституции РА и частей 15-17 статьи 68 Закона РА “О Конституционном Суде” установить окончательный срок потери силы правовых норм, признанных пунктами 2, 3 и 4 заключительной части настоящего Постановления противоречащими Конституции РА и недействительными, 31 декабря 2008г., предоставляя Национальному Собранию РА возможность комплексно привести законодательные урегулирования в соответствие с требованиями настоящего Постановления.

8. Согласно части второй статьи 102 Конституции Республики Армения настоящее Постановление окончательно и вступает в силу с момента провозглашения.

 

 

 ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ Г. АРУТЮНЯН

 

 8 октября 2008 года

 ПКС-765

 

Перевод сделан издательско-переводческим отделом
Конституционного Суда Республики Армения

 

 

pin
ՀՀ Սահմանադրական դատարան
08.10.2008
N ПКС-765
Որոշում